СТРАШНЫЕ СКАЗКИ

Мы боимся жуков, высоты, самолетов… Но шансов попрощаться с жизнью от сигарет и бургеров с трансжирами гораздо больше, чем от божьей коровки. Наш мозг часто порождает фобии там, где их не должно быть, не замечая реальной угрозы. Что стоит за этим?

 

Ужасная новость взорвала мир 11 марта 2011 года: в результате сильнейшего землетрясения в Японии и последовавшего за ним цунами вышла из строя АЭС Фукусима-1. Техногенная катастрофа развивалась по уже известному сценарию со всеми последствиями аварий на атомных станциях.

Но что в это время творилось с другой стороны океана? Практически во всех аптеках Западного побережья США исчезли из продажи препараты йодида натрия. Запасы медикаментов, предназначенных для защиты от радиационного воздействия, растаяли меньше чем за сутки. Ушлые торговцы взвинтили цены от 10 долларов за бутылочку до 200. Некоторые жители Калифорнии, не успевшие приобрести свой флакон с пилюлями, стали тоннами скупать морские водоросли во всех видах: «Там же много йода, именно то, что спасет от радиации!»

Катастрофа на Фукусиме фактически превратилась в рекламную кампанию препаратов йода, которые, по задумке фармацевтов, должны надежно защищать щитовидную железу от радиоактивных элементов.

На самом деле, подобные средства назначают лишь тем, кто оказался в радиусе 15–20 км от эпицентра ядерных событий. Однако американцы за тысячи километров от Фукусимы смели все аналогичные медикаменты. И это несмотря на то, что доза радиации, достигшая западных берегов США, была практически такой же, какую обычно получает пассажир трансатлантического авиарейса. При этом никого не испугали побочные эффекты противорадиоционного лечения – сыпь, тошнота, аллергическая реакция.

Уже 40 лет проводятся исследования нашего восприятия различных рисков для жизни. Любые природные катастрофы воспринимаются как неизбежное, ниспосланное небесами. То, что необходимо принять и пережить. А если мы не видим устрашающих разрушений, не видим тел погибших, то, значит, все гораздо хуже. Такова человеческая природа – додумывать, дорисовывать в воображении.

«Даже если бы трагедия на Фукусиме забрала жизни всех людей в Японии, все равно наш страх бы сфокусировался на радиации», – утверждает специалист по когнитивной психологии Пол Словик.

 

НЕ СМОТРИТЕ НОВОСТИ

Сообщение о том, что у побережья была замечена акула, очистит пляжи на весь курортный сезон. Кто способен мыслить рационально, представляя акульи зубы-кинжалы в три ряда? Холодная статистика выдает свои данные: в год в цивилизованных странах всего один-два человека могут пострадать от нападения морского хищника. И это намного меньше, чем погибает от рогов коров (только в США – около 20 человек в год). А тонет более 3500 человек, забывая о спасательных жилетах и правилах поведения на воде.
Страх современного человека подпитывается со всех сторон. Но стоит только в этот процесс вмешаться «агенту» удовольствия, как все страшные картины меркнут перед дозой очередного кайфа, который мы получаем из самых разных источников.

 

РАЗУМ И ИНСТИНКТЫ

Нам нравится думать, что человек – высшее разумное существо, способное принимать решения только на основании известных фактов, а не по велению души. И с тех пор как стали обращать внимание на проделки психики, исследователи твердо в это верили. Пышным цветом расцвела статистика, дающая твердое обоснование каждого шага в коммерции, науке, медицине.

Так было до начала 70-х годов ХХ века, пока не появились данные о том, что любое взвешенное решение в опасной для жизни ситуации рассыпается в прах. Угроза смерти, пусть даже мнимая, но раскрашенная и преувеличенная нашим мозгом, меняет наши поступки. Любыми нашим действиями руководят две системы: логическая и инстинктивная. То есть голова и то, что мы называем душой. И нередко эти две системы конфликтуют между собой. Так как любое эмоциональное переживание помнится гораздо дольше, чем самый «правильный» поступок, то инстинктивное часто берет верх.

Даже если вероятность риска точно просчитана, мы все равно воспринимаем цифры субъективно, примеряя смертельную опасность конкретно на себя.

Скажем, вокруг столицы горят торфяники, полыхают сосновые леса. И эти ужасающие сцены показывают все телеканалы страны. Житель столицы будет бояться огня гораздо больше, чем человек, находящийся в это время на берегу моря. Или, к примеру, если день промозглый и снежный, вряд ли у вас появятся тревожные мысли о глобальном потеплении.

 

 

ГЛУПО УМИРАТЬ ОТ СТРАХА ПЕРЕД СМЕРТЬЮ (СЕНЕКА)

 

 

ЭВОЛЮЦИЯ СТРАХА

Наши инстинктивные реакции формировались веками эволюции, тогда, когда умение быстро реагировать на любую ситуацию спасало жизнь. С точки зрения физиологии, первым отвечает на угрозу жизни миндалевидное тело (амигдала), ключевая часть мозга, формирующая эмоции. На наносекунду раньше, чем кора больших полушарий сможет проанализировать ситуацию. Этой наносекунды достаточно, чтобы спастись. Раньше такая «фора» берегла от клыков хищника, а сегодня помогает избежать столкновения с автобусом или поездом метро.

Чарльз Дарвин попытался усомниться в силе амигдалы, считая, что инстинкты можно подчинить силе воли. Он провел эксперимент: прижался лицом к стеклу террариума. Но в тот момент, когда ядовитая змея атаковала стекло с другой стороны, ученый отпрянул, невзирая на то, что знал – укусить его змея не может.

Однако в мире, где угроза жизни проявляется как непонятное тикание счетчика Гейгера, амигдала не работает.

 

ВЕРОЯТНОСТЬ ТОГО, ЧТО ЖИЗНЬ ЗАКОНЧИТСЯ СМЕРТЬЮ, – 100%
 

Человеческий аппарат восприятия риска настроен на понятный и видимый кошмар – клыки зверя, яд змеи, воронку торнадо. Никому и в голову не придет в страхе бежать от горы жареного бекона, пакетиков с чипсами или бочки пива. И пока эволюция не встроит в нашу программу аварийный сигнал, реагирующий на скрытую опасность, мы по-прежнему будем курить, переедать, увлекаться алкоголем. А бояться – змей, пауков, высоты, потому что точно знаем, чем они опасны.

 

МЫ РЕКОМЕНДУЕМ!

ЭНТРОП®

В экстремальных условиях организму нужна помощь. Усиливается тревога? Падаете от усталости на работе? Препарат ЭНТРОП® улучшает концентрацию внимания, стимулирует энергетический потенциал и физическую трудоспособность, повышает порог болевой чувствительности и улучшает настроение. Чтобы почувствовать эффект, достаточно одной дозы препарата, что важно в условиях повышенного напряжения.