ВОЗМОЖНОСТИ МЕДИКАМЕНТОЗНОЙ КОРРЕКЦИИ ДИСФУНКЦИИ ЭНДОТЕЛИЯ У БОЛЬНЫХ С ХРОНИЧЕСКОЙ ИШЕМИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНЬЮ СЕРДЦА
А. Н. Корж, С. В. Краснокутский, Н. Н. Васькив

                                                                                                                     ЖУРНАЛ «СЕРЦЕ І СУДИНИ», № 2, 2015

 

 

А. Н. Корж, С. В. Краснокутский, Н. Н. Васькив

Харьковская медицинская академия последипломного образования

 

Цель работы — провести сравнительный анализ клинической эффективности влияния на толерантность к физической нагрузке и функциональное состояние эндотелия мельдония дигидрата и различных доз медикаментозной комбинации у-бутиробетаина дигидрата и мельдония дигидрата в составе комплексной терапии у больных ишемической болезнью сердца (ИБС) со стабильной стенокардией напряжения 11—111 функционального класса. (ФК).

Материалы и методы. В исследование включены 80 больных со стабильной стенокардией напряжения 11—111 ФК, сред­ний возраст (57,2 ± 1,3) года. Пациенты 1-й группы (п = 20) получали стандартную терапию, рекомендуемую для лечения стабильной формы ИБС. Пациентам 2-й группы (п = 20) к стандартной терапии был добавлен препарат мельдония дигидра­та («Милдронат», «Гриндекс», Латвия) по 500 мг 2 раза в сутки, пациентам 3-й

(п = 20) — комбинация у-бутиробетаина (60 мг) и мельдония дигидрата (180 мг) («Капикор», «Олайнфарм», Латвия) в дозе 1 капсула 2 раза в сутки, 4-й (п = 20) — комбинация

у-бутиробетаина дигидрата (60 мг) и мельдония дигидрата (180 мг) в дозе 2 капсулы 2 раза в сутки. До лечения и через 6 недель после него оценивали: уровень асимметричного диметиларгинина (АДМА) в сыворотке крови методом иммуноферментного анализа, эндотелийзависимую и эндотелийнезависимую вазодилатацию по данным манжеточной и нитроглицериновой проб с последующим расчетом изменения диаметра плечевой артерии и коэффициента чувствитель­ности эндотелия к напряжению сдвига, а также толерантность к физической нагрузке по данным тредмил-теста.

Результаты и обсуждение. Пациенты всех групп сопоставимы между собой по возрасту, полу, ФК и продолжитель­ности ИБС, наличию инфаркта миокарда в анамнезе и артериальной гипертензии. Продолжительность выполнения физической нагрузки у пациентов 1-й, 2-й, 3-й и 4-й групп через 6 нед возросла с (228,0 ± 60,9) до (240,5 ± 55,4) с

(р > 0,05), с (210,0 ± 73,0) до (253,1 ± 115,0) с (р < 0,05), с (209,4 ± 70,1) до (240,8 ± 98,3) с

(р > 0,05), с (204,2 ± 66,4) до (249,3 ± 101,1) с (р < 0,05) соответственно. Коэффициент чувствительности плечевой артерии к напряжению сдвига увеличился с (0,10 ± 0,02) до (0,11 ± 0,03) усл. ед. (р > 0,05), с (0,09 ± 0,13) до (0,14 ± 0,02) усл. ед. (р < 0,05), с (0,08 ± 0,01) до (0,17 ± 0,02) усл. ед. (р < 0,05), с (0,09 ± 0,02) до (0,21 ± 0,01) усл. ед. (р < 0,05) соответственно. Уровень АДМА снизился с (0,632 ± 0,059) до (0,542 ± 0,062), с (0,645 ± 0,068) до (0,519 ± 0,032), с (0,618 ± 0,061) до (0,521 ± 0,045), с (0,654 ± 0,073) до (0,490 ± 0,51) мкмоль/л соответственно.

Выводы. Включение мельдония дигидрата и комбинации у-бутиробетаина дигидрата с мельдония дигидратом в состав комплексной терапии у больных со стабильной стенокардией напряжения 11—111 ФК ассоциировалось с увеличением продолжительности выполняемой физической нагрузки на 20,5 и 22,1 % соответственно. Применение комбинации у-бутиробетаина дигидрата с мельдония дигидратом в дозе 2 капсулы 2 раза в сутки улучшало показатели функции эндо­телия по результатам манжеточной пробы через 2 нед от начала терапии, в то время как мельдония дигидрат и комбинация у-бутиробетаина дигидрата с мельдония дигидратом в дозе 1 капсула 2 раза в сутки оказывали мене выраженное воздействие на функцию эндотелия и лишь через 6 нед лечения.

Ключевые слова: мельдония дигидрат, у-бутиробетаина дигидрат.

В настоящее время одним из возможных вариан­тов медикаментозного лечения больных ише­мической болезнью сердца (ИБС) является исполь­зование препаратов с кардиопротективным дей­ствием, в основе которого лежит коррекция много­численных нарушений метаболизма кардиомиоци­та в условиях ишемии. Особое внимание уделяют нормализации процессов энергетического обмена как ключевому звену патогенеза ИБС. Кроме того, нарушение энергетического обмена и активация свободнорадикальных процессов способствует раз­витию дисфункции эндотелия коронарных арте­рий — независимому и существенному фактору прогрессирования коронарного атеросклероза [1,6].

Цитопротекторы улучшают клеточный энерге­тический метаболизм и уменьшают содержание пероксидов в сосудистой стенке и крови. В основе оптимизации энергетического метаболизма лежит способность кардиоцитопротекторов стимулиро­вать окисление глюкозы — наиболее выгодный путь генерации энергии [7, 9].

Стабильная стенокардия как проявление ише­мии миокарда представляет собой наиболее под­ходящую модель для ее изучения вследствие частой встречаемости в популяции, воспроизводи­мости с помощью тестов с физической нагрузкой, а также наличия объективных методов оценки кли­нического течения стенокардии и эффективности проводимой терапии [10, 16].

При фармакотерапии стабильной стенокардии используют, прежде всего, средства и методы, реко­мендованные экспертами Европейского общества кардиологов и Американской коллегии кардиологов/Американской ассоциации сердца для лечения стабильной стенокардии. Однако назначение медикаментозных препаратов в оптимальных терапевтических дозах и проведение эндоваскулярных вмешательств часто бывает недостаточно эффек­тивно и/или ограничено в силу различных клини­ческих и социальных причин.

Поиск, разработка и внедрение новых методов, улучшающих метаболическую ситуацию в зоне угрожающей ишемии миокарда и дополняющих принятые схемы терапии, является актуальным направлением в лечении стабильной стенокардии [2, 15]. Использование при ишемии лекарственных препаратов, способных прервать или уменьшить каскад неблагоприятных метаболических процес­сов в миокарде, имеет несомненные клинические перспективы. В качестве одного из средств фарма­кологической коррекции ишемии миокарда в насто­ящее время рассматривают препарат мельдония [4].

В настоящее время особый интерес вызывает новая медикаментозная комбинация у-бутиробетаина дигидрата (60 мг) и мельдония дигидрата (180 мг) [8, 14]. Быстрые эффекты этой комбина­ции на сердечно-сосудистую систему обусловле­ны добавлением у-бутиробетаина дигидрата.

Повышение концентрации у-бутиробетаина диги­драта в плазме крови влечет за собой активацию ацетилхолиновых рецепторов на эндотелии крове­носных сосудов, что стимулирует синтез оксида азота (N0) сосудистой стенкой, быструю вазоди­латацию, не вызывая эффекта обкрадывания, сни­жает выраженность окислительного стресса и окисление липидов, уменьшая тем самым прояв­ления эндотелиальной дисфункции.

Цель работы — провести сравнительный анализ клинической эффективности влияния на толе­рантность к физической нагрузке и функциональ­ное состояние эндотелия мельдония дигидрата и различных доз медикаментозной комбинации у-бутиробетаина дигидрата и мельдония дигидрата в составе комплексной терапии у больных ишеми­ческой болезнью сердца со стабильной стенокар­дией напряжения 11 — 111 функционального класса.

Материалы и методы

В исследование включены 80 больных ИБС со стабильной стенокардией напряжения 11 — 111 функционального класса (ФК) в возрасте от 39 до 74 лет (средний возраст (57,2 ± 1,3) года): 42 (52,5 %) мужчины и 38 (47,5 %) женщин. Критериями включения в исследование явля­лись: стабильное состояние больных в течение последних двух месяцев; отсутствие абсолютных показаний к проведению эндоваскулярного лече­ния; фракция выброса левого желудочка более 40 %; положительные результаты пробы с физиче­ской нагрузкой (развитие типичного приступа сте­нокардии, сопровождающегося появлением гори­зонтальной или косонисходящей депрессии сег­мента БТ глубиной более 1 мм на расстоянии 80 мс от точки Ц и их хорошая воспроизводимость; ста­бильный прием базовой терапии ИБС на протяже­нии не менее 4 нед; способность посещать амбула­торную клинику; подписанное информированное согласие пациента на участие в исследовании.

Критериями исключения служили: тяжелая или злокачественная артериальная гипертензия (АГ; артериальное давление > 200/115 мм рт. ст.); про­грессирующая стенокардия; острый коронарный синдром и/или нарушение мозгового крово­обращения в течение 3 мес до начала исследования; тяжелая сердечная недостаточность (III—IV ФК по NYHA)•, аритмии с выраженным расстройством гемодинамики, постоянная форма фибрилляции предсердий; клинически значимые заболевания органов дыхания, желудочно-кишечного тракта, нервной системы; заболевания почек (скорость клубочковой фильтрации < 60 мл/(мин ■ 1,73 м2)) и системы кроветворения, требующие медикамен­тозного лечения или могущие значительно повли­ять на оценку исследуемых параметров; злокаче­ственные или аутоиммунные заболевания; тяжелые эндокринные заболевания (кроме компенси­рованного сахарного диабета (СД) 2 типа); извест­ная повышенная чувствительность к назначаемым медикаментозным средствам.

Все больные разделены на четыре группы:

Группа 1 (контрольная, n = 20) — пациенты получали стандартную терапию, рекомендуемую для лечения стабильной формы ИБС (ингибито­ры ангиотензинпревращающего фермента (АПФ), антиагреганты, блокаторы p-адренорецепторов, статины).

Группа 2 (n = 20) — к вышеописанной терапии добавлен мельдония дигидрат («Милдронат», «Гриндекс», Латвия) по 500 мг два раза в сутки.

Группа 3 (n=20) — к стандартной терапии добавлена комбинация у-бутиробетаина дигидрата (60 мг) и мельдония дигидрата (180 мг) («Капикор», «Олайнфарм», Латвия) в дозе 1 капсула 2 раза в сутки.

Группа 4 (n=20) — к стандартной терапии добавлена комбинация у-бутиробетаина дигидрата (60 мг) и мельдония дигидрата (180 мг) («Капикор», «Олайнфарм», Латвия) в дозе 2 капсулы 2 раза в сутки.

Общая продолжительность участия пациентов в исследовании составляла 6 нед и включала четыре визита: нулевая неделя — первый визит; вторая неделя — промежуточный визит; шестая неделя — заключительный визит.

Во время каждого визита пациентам проводили общеклиническое обследование, измеряли АД в положении сидя, взвешивали, измеряли окруж­ность талии. Во время первого и последнего визита определяли толерантность к физической нагрузке с помощью теста на тредмиле по протоколу R. Bruce и показатели анализов крови (общий ана­лиз и биохимическое исследование) и мочи.

Для оценки степени выраженности эндотели­альной дисфункции (эндотелийзависимой и эндотелийнезависимой вазодилатации) во время пер­вого и заключительного визитов проводили ман­жеточную и нитроглицериновую пробы с последу­ющим расчетом изменения диаметра плечевой артерии и коэффициента чувствительности эндот­елия к напряжению сдвига (К) с помощью ультра­звукового импульсного допплерэхографического исследования плечевой артерии с использованием ультразвукового сканера и линейного датчика с частотой 7 МГц. Также определяли уровень асим­метричного диметиларгинина (АДМА) в сыворот­ке крови методом иммуноферментного анализа с использованием набора реактивов ELISA, Immundiagnostik AG (Германия).

Полученные данные обработаны при помощи пакета SPSS Statistics 17.0 (SPSS Inc., США). Нор­мальность распределений сравниваемых параме­тров проверяли по критерию Колмогорова-Смир­нова. Определяли основные статистические харак­теристики (уровень доверительной вероятности, для которой был построен данный доверительный интервал — 0,05). Для проверки гипотез о равен­стве двух средних в выборках с нормальным рас­пределением использовали парный двухвыбороч­ный t-критерий Стьюдента, в остальных случаях — парный тест Вилкоксона. Проведен корреляцион­ный анализ с вычислением парных коэффициен­тов корреляции Пирсона, а также Спирмена и Кендалла — для распределений, отличающихся от нормального. Для исключения влияний третьего фактора вычисляли частные корреляции. Средние значения величин с нормальным распределением представлены в виде M ± SD. Для описания рас­пределений, не являющихся нормальными, указы­вали медиану и интерквартильный размах в виде Ме (25 %; 75 %).

Результаты и обсуждение

Пациенты всех групп были сопоставимы между собой по возрасту, полу, ФК и продолжительности ИБС, наличию инфаркта миокарда в анамнезе и распространенности АГ (р > 0,05, табл. 1).

Проводимая терапия у пациентов 2-й и 4-й групп сопровождалась улучшением толерантности к физической нагрузке по данным теста на тредмиле: наблюдали увеличение продолжительности выпол­няемой нагрузки до появления депрессии сегмента ST > 1 мм и/или боли у пациентов 4-й группы на 2,1 %, 3-й — на 15,0 %, 2-й — на 20,5 % (табл. 2).

Киническая характеристика больных исследуемых групп

 Таблица 1

Показатель

Группа 1 (n = 20)

Группа 2 (n = 20)

Группа 3 (n = 20)

Группа 4 (n = 20)

Мужчины

11 (55 %)

10 (50 %)

10 (50 %)

11 (55 %)

Женщины

9 (45 %)

10 (50 %)

10 (50 %)

9 (45 %)

Возраст (М ± т), годы

56,4 ± 1,6

57,9 ± 1,4

58,1 ± 1,8

55,9 ± 2,1

АГ

7 (35 %)

8 (40 %)

7 (35 %)

8 (40 %)

СД

4 (20 %)

3 (15 %)

5 (25 %)

3 (15 %)

Инфаркт миокарда в анамнезе

5 (25 %)

4 (20 %)

2 (10 %)

3(15 %)

Стенокардия в анамнезе

8 (40 %)

10 (50 %)

11 (55 %)

9 (45 %)

                

Продолжительность физической нагрузки в группах пациентов

(тест на тредмиле; M ± SD)

Таблица 2

Группа

До лечения

Через 6 нед

р

1

228,0 ± 60,9

240,5 ± 55,4

> 0,05

2

210,0 ± 73,0

253,1 ± 115,0

< 0,05

3

209,4 ± 70,1

240,8 ± 98,3

> 0,05

4

204,2 ± 66,4

249,3 ± 101,1

< 0,01

Оценивали влияние терапии в группах с исполь­зованием мельдония дигидрата и комбинации у-бутиробетаина дигидрата с мельдония дигидра­том на интегральный показатель, характеризую­щий глубину эндотелиальной дисфункции, — коэффициент чувствительности плечевой артерии к напряжению сдвига К (табл. 3).

Применение обоих препаратов к исходу 6-не­дельной терапии у больных с эндотелиальной дис­функцией легкой и средней степени тяжести уве­личивало чувствительность эндотелия плечевой артерии к напряжению сдвига, значения которой составили соответственно для 2-й, 3-й и 4-й групп (0,14 ± 0,02), (0,17 ± 0,02) и (0,21 ± 0,01) усл. ед. (р < 0,05) по сравнению с исходными (0,09 ± 0,13), (0,08 ± 0,01) и (0,09 ± 0,02) усл. ед. У пациентов 4-й группы в отличие от пациентов 2-й группы отме­чен достоверный рост этого показателя уже на второй неделе терапии до (0,16 ± 0,01) усл. ед., а абсолютное значение К через две недели терапии было в среднем на 29,6 % выше.

При изучении эндотелиальной дисфункции выявлена прямая корреляционная связь уровня прироста диаметра плечевой артерии при манжеточ­ной пробе с толерантностью к физической нагрузке по данным теста на тредмиле (г = 0,723; р < 0,05).

В последние годы отмечается повышенный интерес к АДМА как фактору риска развития сердечно-сосудистых заболеваний и маркеру эндотелиальной дисфункции. Являясь структур­ным аналогом L-аргинина, АДМА ингибирует активность всех изоформ синтазы N0, вызывая нарушение механизмов образования N0 в плазме крови и тканях. Экспериментальные и клиниче­ские данные свидетельствуют, что даже неболь­шое изменение уровня ADMA существенно влия­ет на продукцию N0, сосудистый тонус и систем­ное сосудистое сопротивление. Повышенный уро­вень ADMA широко распространен при гиперхо­лестеринемии, гипергомоцистеинемии, СД, обли­терирующих заболеваниях периферических арте­рий, АГ, хронической сердечной недостаточности, ИБС и других клинических состояниях. Результа­ты влияния лечения на уровень АДМА представ­лены в табл. 4. Не выявлено значимого влияния терапии на уровень АДМА по средним величинам, однако применение непараметрического метода (критерий знаков) для связанных выборок обна­ружило существенное уменьшение содержания АДМА в 4-й (р < 0,01) группе.

Результаты пробы с эндотелийзависимой вазодилатацией в группах пациентов

(M ± SD), усл. ед.

Таблица 3

                                        

Группа

До лечения

Через 6 нед

р

1

0,10 ± 0,02

0,11 ± 0,03

> 0,05

2

0,09 ± 0,13

0,14 ± 0,02

< 0,05

3

0,08 ± 0,01

0,17 ± 0,02

< 0,05

4

0,09 ± 0,02

0,21 ± 0,01

< 0,05

Необходимо отметить, что терапия мельдония дигидратом и комбинацией мельдония дигидрата с у-бутиробетаином дигидрата не сопровождалась существенным влиянием на такие показатели гемодинамики, как артериальное давление и часто­та сердечных сокращений, регистрируемые в состоянии покоя. Не отмечено ни одного значимо­го побочного действия препаратов. За период наблюдения не зарегистрировано неблагоприятных изменений лабораторных показателей.

Мельдоний ингибирует биосинтез карнитина — переносчика жирных кислот через митохондри­альные мембраны. Как аналог у-бутиробетаина дигидрата он обратимо конкурирует за рецепторы у-бутиробетаингидроксилазы — последнего фер­мента в цепи биосинтеза карнитина. Снижая ско­рость транспорта жирных кислот в митохондрии и увеличивая их количество в цитоплазме, препарат уменьшает их дальнейшее поступление в клетку и является сигналом для клетки о лимитированном окислении жирных кислот и активировании окис­ления глюкозы. Одновременно предупреждается накопление активированных форм недоокисленных жирных кислот, улучшается транспорт АТФ из митохондрий. Однако действие мельдония наступает преимущественно к 5-м суткам применения и выходит на плато к 10-м суткам, то есть для проявления цитопротективных свойств требу­ется время. Таким образом, кардиопротективный

Содержание АДМА у больных исследуемых групп, мкмоль/л

Таблица 4

Группа

До лечения

Через 2 нед

Через 6 нед

1

0,632 ± 0,059

0,595 ± 0,071

0,542 ± 0,062

2

0,645 ± 0,068

0,553 ± 0,054

0,519 ± 0,032

3

0,618 ± 0,061

0,539 ± 0,057

0,521 ± 0,045

4

0,654 ± 0,073

0,541 ± 0,039

0,490 ± 0,510

эффект мельдония обеспечивается предотвраще­нием повреждений клеточных мембран поверх­ностно-активными ацилкарнитином и ацилКоА, оптимизацией переноса АТФ от митохондрий к местам его потребления, активацией гликолиза и усилением использования химически связанного кислорода [5, 11, 13]. Включение у-бутиробетаина дигидрата в комбинацию с мельдония дигидратом позволяет достичь быстрый антиишемический эффект путем оптимизации выработки N0 и вос­становления функции эндотелия.

В пользу перспективности применения комби­нации у-бутиробетаина дигидрата и мельдония дигидрата свидетельствует то, что практически все традиционные факторы риска развития ИБС — дислипидемия, АГ, СД, курение, менопауза, гипергомоцистеинемия, пожилой возраст, семейный анамнез ИБС, мутации генов N0-синтазы — четко ассоциированы с нарушением эндотелийзависимой вазодилатации. Нарушение продукции эндо­телием N0 способствует прогрессированию атеро­склеротического процесса. N0 является мультипотентной молекулой, которая ингибирует вовлече­ние в механизм развития атеросклероза моноци­тов, проникновение их в субэндотелиальное про­странство, дифференциацию их в макрофаги и пенистые клетки; тормозит продукцию провоспалительных цитокинов и хемокинов; уменьшает экспрессию молекул адгезии лейкоцитов; ингиби­рует макрофагальный колониестимулирующий фактор. Кроме того, дефицит N0 сопровождается повышением агрегации тромбоцитов и свертываю­щей активности крови [3, 17]. Очевидно, что нару­шение продукции N0 является одним из важней­ших патогенетических механизмов атеросклероза и ИБС, а также перспективной мишенью для воз­действия фармакотерапии [3, 12].

Выводы

Включение мельдония дигидрата и комбинации у-бутиробетаина дигидрата с мельдония дигидра­том в состав комплексной терапии у больных ста­бильной стенокардией напряжения 11—111 функ­ционального класса ассоциировалось с увеличени­ем продолжительности выполняемой физической нагрузки на 20,5 и 22,1 % соответственно.

Применение комбинации у-бутиробетаина диги­драта с мельдония дигидратом в дозе 2 капсулы 2 раза в сутки улучшало показатели функции эндоте­лия по результатам манжеточной пробы через 2 нед от начала терапии, в то время как мельдония диги­драт и комбинация у-бутиробетаина дигидрата с мельдония дигидратом в дозе 1 капсула 2 раза в сутки оказывали менее выраженное воздействие на функцию эндотелия и только через 6 нед лечения.

Литература

  1. Акимов А. Г., Полумисков В. Ю. Перспективы применения мио­кардиальных цитопротекторов в кардиологической практике // Terra medica nova. -2005. — № 4. — С. 6—9.
  2. Амосова Е. Н. Метаболическая терапия повреждений миокарда, обусловленного ишемией: новый подход к лечению ишемиче­ской болезни сердца и сердечной недостаточности // Укр. кар- диол. журн. — 2000. — № 4. — С. 86—92.
  3. Воронков Л. Г., Шкурат И. А., Луцак Е. А. Влияние Милдроната на эндотелий — зависимую вазодилатацию у больных хрониче­ской сердечной недостаточностью: двойное слепое перекрестное исследование // Рац. фармакотер. в кардиол. — 2008. — Т. 4, № 2. — С. 38 — 40.
  4. Дзерве В., Поздняков Ю. М. Эффективность Милдроната при лечении стенокардии в комбинации со стандартной терапией // Профилакт. мед. — 2010. — № 3. — С. 46—47.
  5. Дзерве В. Я., Поздняков Ю. М. Динамика толерантности к физической нагрузке у пациентов с ишемической болезнью сердца и периферической болезнью артерий на фоне длитель­ной терапии Милдронатом // Рос. кардиол. журн. — 2011. — Т. 87, № 1. — С. 49—55.
  6. Драпкина О. М., Козлова Е. И. Новые способы оптимизации противоишемической терапии // Рос. кардиол. журн. — 2010. — № 1. — С. 82 — 84.
  7. Золотарева Н. А., Медянка Ю. С. Изучение толерантности к физической нагрузке при сочетанном использовании мексико- ра и магнитотерапии у больных стабильной стенокардией напряжения // Укр. мед. часопис. — 2011. — № 5 (85). — С. 71—73.
  8. Зупанец И. А., Шебеко С. К., Отришко И. А. Значение элементов синергической политропности в механизме реализации фарма­кологического потенциала препарата Капикор // Therapia. — 2015. — № 5 (98). — С. 48—50.
  9. Котляров А. А., Аросланкина О. И. Влияние метаболической терапии мексикором на течение брадиаритмий // Мед. совет. — 2007. — № 4. — С. 71—75.
  10. Медянка Ю. С. Влияние мексикора на липидный спектр крови у больных стабильной стенокардией напряжения // Кшн. та експеримент. патол. — 2011. — Т Х, № 2 (36 ч. 2). — С. 65—68.
  11. Михин В. П., Поздняков Ю. М., Хлебодаров Ф. Е., Кольцова О. Н. Милдронат в кардиологической практике — итоги, новые направления, перспективы // Кардиоваск. терапия и профилак­тика. — 2012. — № 11 (1). — С. 95—102.
  12. Сергиенко И. В., Бугрий М. Е., Балахонова Т В. и др. Возможность использования корректоров метаболизма в лечении пациентов с ишемической болезнью сердца и недостаточностью кровообраще­ния // Рац. фармакотер. в кардиол. — 2007. — Т. 3, № 4. — С. 25—31.
  13. Стаценко М. Е., Туркина С. В., Беленкова С. В. и др. Влияние Милдроната в составе комбинированной терапии хронической сердечной недостаточности у больных сахарным диабетом 2 типа на углеводный, липидный обмен и показатели оксидатив- ного стресса // Рос. кардиол. журн. — 2010. — № 2. — С. 45—51.
  14. Сьяксте Н. И., Дзинтаре М. Я., Калвиньш И. Я. Роль индукции NO в механизме действия цитопротектора алазола — оригиналь­ного регулятора эндотелиальной функции // Мед. перспекти­ви. — 2012. — Т XVI (I / 2). — С. 4—13.
  15. Хлебодаров Ф. Е., Тюриков П. Ю., Михин В. П. Дисфункция сосу­дистого эндотелия и ее коррекция цитопротекторами у больных стабильной стенокардией напряжения и артериальной гиперто­нией // Рос. кардиол. журн. — 2009. — № 6 (80). — C. 34—38.
  16. Шляхто Е. В., Галагудза М. М., Нифонтов Е. М. Метаболизм миокарда при хронической сердечной недостаточности и совре­менные возможности метаболической терапии // Сердечная недостаточность. — 2005. — № 4. — С. 148—155.
  17. Forstermann U., Munzel T. Endothelial nitric oxide synthase in vascular disease: from marvel to menace // Circulation. — 2006. — 113. — Р.1708 — 1714.

Можливості медикаментозної корекції дисфункції ендотелію у хворих із хронічною ішемічною хворобою серця

О. М. Корж, С. В. Краснокутський, Н. М. Васьків

Харківська медична академія післядипломної освіти

Ключові слова: мельдонію дигідрат, у-бутиробетаїну дигідрат.