ВЛИЯНИЕ ПРЕПАРАТА ЭНТРОП® НА КОГНИТИВНЫЕ ФУНКЦИИ И КАЧЕСТВО ЖИЗНИ БОЛЬНЫХ С ЧЕРЕПНО-МОЗГОВОЙ ТРАВМОЙ
И. А. Григорова, О. А. Тесленко,
А. С. Новак, Л. В. Тихонова

Журнал УКРАЇНСЬКИЙ ВІСНИК ПСИХОНЕВРОЛОГІЇ. 2017. 12 Том 25, випуск 2 (91)

 

 

 

И. А. Григорова, О. А. Тесленко, А. С. Новак, Л. В. Тихонова

 

 

В проведенном исследовании оце­нена клиническая эффективность пре­парата Энтроп® («Олайнфарм», Латвия) в терапии когнитивных нарушений у больных с легкой и средней степенью тяжести черепно-мозговой травмы (ЧМТ) в различные ее периоды. Результаты исследования показали эффективность применения ноотропных препаратов, особенно Энтропа, для лечения когни­тивных нарушений во все периоды ЧМТ. Даже сравнительно непродолжительный курс лечения существенно нормализует субъективные проявления заболевания, оказывает выраженное положительное влияние на эмоциональную и мнестичес- кую сферы, что приводит к улучшению социальной адаптации больных и зна­чит — к улучшению качества жизни. Наилучшую динамику и более стойкие положительные изменения качества жизни показали больные, принимав­шие Энтроп, особенно в острый и про­межуточный период ЧМТ в сравнении с традиционными ноотропами.

Ключевые слова: черепно-мозговая травма, когнитивные нарушения, качест­во жизни, Энтроп

У проведеному дослідженні оці­нено клінічну ефективність препа­рату Ентроп® («Олайнфарм», Латвія) в терапії когнітивних порушень у хворих з легким та середнім сту­пенем тяжкості черепно-мозковою травми (ЧМТ) в різні її періоди. Результати дослідження показали ефективність застосування ноотроп- них препаратів, особливо Ентропу®, для лікування когнітивних порушень в усі періоди ЧМТ. Навіть порівняно нетривалий курс лікування істотно нормалізує суб'єктивні прояви захво­рювання, надає виражений позитив­ний вплив на емоційну і мнестичну сфери, що призводить до поліп­шення соціальної адаптації хворих, тобто до поліпшення якості життя. Найкращу динаміку і більш стійкі позитивні зміни показників якості життя відзначали хворі, які прий­мали Ентроп®, особливо в гострий і проміжний період ЧМТ, порівняно з традиційними ноотропами.

Ключові слова: черепно-мозкова травма, когнітивні порушення, якість життя, Ентроп

The estimation of the clinical efficiency of preparation Entrop (“OlainFarm’; Latvia) the therapy of cognitive defects in patients with closed craniocerebral trauma of mild and mod­erate severity in its various periods has been made. The results of the research show good efficiency of nootropic drugs, especially Entrop, for the effect on cognitive defects during all periods of craniocerebral trauma. It is shown that even a relatively short course of treat­ment (30 days) significantly normalizes subjec­tive manifestations of the disease, has a pro­nounced positive effect on the emotional state of patients and normalizes memory. It results in an improvement in the social adaptation of patients and therefore to an improvement in the quality of life. The best dynamics and more persistent positive changes in the quality of life were shown by patients who received the drug Entrop. The treatment led to the better indicators of quality of life at its beginning al­ready in acute and intermediate periods of cra­niocerebral trauma. Normalization of cognitive functions in the use of the drug Entrop was more pronounced and stable in comparison with traditional nootropics.

Keywords: craniocerebral trauma, cogni­tive defects, quality of life, Entrop

Более чем у 60 % пациентов, перенесших черепно­мозговую травму (ЧМТ), возникают различные варианты патологии нервной системы, что приводит к соци-черепно­мозговую травму (ЧМТ), возникают различные варианты патологии нервной системы, что приводит к социально-трудовой дезадаптации большого контингента больных. Большинство (до 80—85 %) пострадавших получают легкие и среднетяжелые травмы [1]. Очень часто даже после перенесенной легкой ЧМТ у некото­рых пострадавших нарушаются нейрогуморальные, гемодинамические, ликвороциркуляторные показатели, что приводит к развитию микроструктурных изменений мозга с формированием травматической болезни голов­ного мозга. Дальнейшее течение ЧМТ зависит от инди­видуальных особенностей организма, провоцирующих факторов, сопутствующих болезней, повторных травм и др. Механизмы компенсации зависят от пластичности нервной системы, функциональных резервов и качества первичного лечения [2]. Высокий уровень смертности и неудовлетворительные результаты лечения ЧМТ сви­детельствуют о необходимости повышения эффектив­ности фармакотерапии ЧМТ.

Нами было обследовано 105 пациентов в возрасте от 20 до 60 лет, перенесших ЧМТ легкой и средней сте­пени тяжести, с отсутствием в анамнезе тяжелых сомати­ческих заболеваний и эпилептических синдромов. Диаг­ноз ЧМТ устанавливали на основании общепринятых критериев. Все больные были разделены на две группы. Пациентам I группы (65 человек) в традиционную схему терапии был включен ноотропный препарат Энтроп®, а пациентам II группы (45 человек) — ноотропный пре­парат луцетам. Луцетам принимали в суточной дозе 800 мг утром, per os, сразу после приема пищи, курсом 30 дней. Энтроп® применяли внутрь per os, сразу после приема пищи, дозу 200 мг в сутки в 2 приема (не позднее пятнадцати часов), курсом 30 дней.

Острый период ЧМТ (10-й день ЧМТ) диагности­ровали у 10 больных I-й и у 10 больных II-й группы; ранний восстановительный (промежуточный) период (1—3 мес. после ЧМТ) диагностировали у 25 больных I-й и у 20 больных II-й группы; период отдаленных последствий (1—5 лет после ЧМТ) диагностировали у 25 пациентов I-й и у 15 пациентов II-й группы. Группы были сопоставимы по полу и возрасту. Исследование проводили в два этапа: в первый день поступления пациента в стационар (1-й этап) и через 30 дней после проведенного лечения (2-й этап). На каждом этапе всем пациентам проводили клинико-неврологическое обсле­дование по стандартной методике, нейропсихологическое обследование (когнитивная функция), нейрофункциональное исследование когнитивных вызванных потенциалов Р300 (КВП) головного мозга. Когнитивные функции оценивали по Монреальской шкале когнитив­ных функций (МоСА), количественную оценку выражен­ности когнитивных расстройств проводили при помощи краткой шкалы оценки психических функций — MMSE (Mini Mental State Examination). Результаты исследо­вания памяти, утомляемости, активности внимания и работоспособности у больных оценивали методикой заучивания 10 слов (по А. П. Лурия) и с использованием таблиц Шульте. Исследование основных сфер жизне­деятельности пациентов проводили методом оценки качества жизни (КЖ), используя опросник MOS SF-36 (MOS 36-Item Short-Form Health Survey). Качество жиз­ни, обусловленное здоровьем, оценивает компоненты, ассоциированные и не ассоциированные с заболева­нием, и позволяет дифференцированно определить влияние болезни и лечения на психологическое, эмоци­ональное состояние больного, его социальный статус. Показатели КЖ, так же как и характеристики картины заболевания, изменяются во времени в зависимости от состояния больного, что позволяет осуществить мониторинг проводимого лечения и, в случае необхо­димости, проводить его коррекцию. С помощью данного опросника можно решить вопрос о дальнейшей тактике ведения больного. Кроме того, во многих странах мира определены популяционные нормы КЖ для здоровых людей [3—5]. Применяемая нами анкета включает 36 во­просов, отражающих 8 концепций (шкал) здоровья: физическую работоспособность, социальную актив­ность, степень ограничения физической работоспособ­ности и социальной активности, психическое здоровье, энергичность или усталость, боль и общую оценку здоровья. Показатели каждой шкалы варьируют от 0 до 100 (максимальное количество баллов), более вы­сокая оценка указывает на более высокий уровень КЖ. Все шкалы формируют два общих показателя: душевное и физическое благополучие. Физический компонент здоровья составляют шкалы PF, RP, ВР, GH; психологичес­кий компонент здоровья — шкалы МН, RE, SF, VT.

Для объективной оценки динамики функциональ­ного состояния когнитивных функций в процессе ле­чения адекватным и высокоинформативным методом является анализ параметров КВП Р300 головного мозга. Использовали методику слуховых КВП Р300 по стандарт­ной схеме [6].

Клиническая картина ЧМТ в большинстве слу­чаев характеризовалась полиморфизмом и полисиндромностью, с выделением ведущих синдромов. Полиморфность симптоматики была наиболее выражена в остром периоде, которая в отдаленные периоды ЧМТ постепенно сглаживалась. Наиболее стойкими оказа­лись координаторные расстройства (20%), цефалгические нарушения, и на первый план выступали ве­гетативно-сосудистые и эмоционально-личностные расстройства (53%). Были выделены ведущие синдро­мы — астенический синдром различной степени вы­раженности (45,5%), синдром вегетативно-сосудистой дистонии (84,8%), ликворно-гипертензионный (53,1%), вестибулярно-атактический (38,6%), диссомнический и цефалгический синдром. Астенический синдром являлся наиболее частым проявлением нарушенной функции нервной системы во все периоды ЧМТ. Именно его проявления затрудняют адаптацию больных в своей семье и на производстве. При этом астенический син­дром всегда сочетался с вегетативными симптомами и нарушениями сна. Вегетативные нарушения диаг­ностировали как неотъемлемую часть астенического синдрома во всех периодах ЧМТ. В остром периоде ЧМТ более чем у 75% пациентов регистрировали веге­тативные нарушения с преобладанием симпатических влияний, преимущественно перманентного характера. Во все остальные периоды ЧМТ отмечали преобладание парасимпатических влияний вегетативной нервной системы у 70% пациентов, а пароксизмы проявлялись только при повышенной физической и эмоциональной нагрузке. В отдаленном периоде ЧМТ вегетативные на­рушения (43%) мы диагностировали как самые стойкие неврологические расстройства.

Иногда, несмотря на отсутствие субъективных жалоб когнитивного характера, выявленных когнитив­ных нарушений при классическом неврологическом обследовании и при проведении короткого психодиаг­ностического тестирования, более чем у 90% обследо­ванных нами пациентов результаты не соответствовали возрастной норме. Когнитивные нарушения выявляли свою устойчивость в разные периоды ЧМТ. Так, в остром периоде они диагностированы у 92% обследованных пациентов, в промежуточном периоде — у 88% и в пе­риоде отдаленных последствий — у 30% пациентов. Это свидетельствует о стойкости когнитивных нару­шений, несмотря на клинические признаки улучшения состояния пациентов с увеличением времени после получения травмы.

Общий показатель по шкале ММSЕ у пациентов 1-й и 2-й групп не отличался, составляя: в остром пе­риоде ЧМТ — 25,66 ± 0,7 балла, в промежуточном — 25,7 ± 0,29 балла, отдаленном — 24,7 ± 0,9 балла, что свидетельствовало о наличии когнитивной дисфункции в виде преддеменции (легкие и умеренные когнитивные нарушении) во всех периодах ЧМТ. Показатели шкалы МоСа также указывали на снижение когнитивных функ­ций у 62,7% пациентов. Так, в остром периоде ЧМТ суммарный балл составлял 22,5 ± 0,3, в промежуточном периоде — 24,3 ± 0,4 балла, в период отдаленных по­следствий — 25,8 ± 0,2 балла. Наибольшее количество ошибок больные совершали при определении катего­риального сходства между предметами, в отсроченном воспроизведении, в субтесте на внимание. Изменения когнитивных функций в виде снижения уровня актив­ного внимания и ухудшения возможности его пере­ключения у больных во всех группах подтверждались результатами таблиц Шульте. Проявления истощения внимания в остром периоде ЧМТ наблюдали у всех обследованных. Больше всего был снижен темп вы­полнения задания (у 60 % больных), при этом снижение концентрации внимания отмечали у 33,13 % больных. Возможно, именно сложность сконцентрироваться вызвала значительное снижение работоспособности в остром периоде. В промежуточном периоде ЧМТ отмечено уменьшение количества больных с низким показателем темпа выполнения задания практически наполовину (28,13% больных), а количество пациентов с расстройствами концентрации внимания уменьшилось до 20,63%. В отдаленном периоде ЧМТ низкий показа­тель темпа выполнения задания выявлен всего у 11,25% пациентов, а низкую концентрацию внимания отмечали у 7,5% больных. Среднее время выполнения задания (эффективность работы) составило 46,52 ± 21,42 секун­ды. Темп выполнения задач по таблицам был неравно­мерным: «Кривая трудоспособности» отличалась невы­соким исходным уровнем с постепенным и неуклонным ухудшением показателей, без заметных колебаний в сто­рону улучшения. 38,0% пациентов допускали в работе с таблицами различные ошибки. Неравномерный темп работы и увеличение количества ошибок с каждой последующей таблицей свидетельствуют о повышенной истощаемости внимания.

В нашем исследовании у больных отмечали сниже­ние работоспособности и увеличение количества оши­бок к концу выполнения пробы запоминания 10 слов по методике, предложенной А. Р. Лурия. Выявлено значительное ухудшение показателей зрительной и слуховой памяти, особенно в воспроизведении за­ученного материала, при этом отсутствовали нарушения в механизмах запоминания. Также отмечали высокую степень отвлекаемости и низкий уровень внимания. Эти изменения указывали о наличии расстройств как кратковременной, так и долговременной памяти, что коррелировало с жалобами больных. Такой характер мнестических расстройств свидетельствует о нару­шении нейродинамики когнитивных процессов как ведущем механизме выявленных отклонений высших мозговых функций.

В ряде работ показано, что изменение Р300 явля­ется объективным и ранним признаком когнитивных расстройств, когда показатели нейропсихологических шкал могут находиться в пределах нормальных зна­чений. Известно, что удлинение латентного периода КВП Р300 на 20—58 мс тесно коррелирует с показа­телями нейропсихологических тестов, степенью рас­ширения желудочков, тяжестью перивентрикулярного лейкоареоза при компьютерной томографии и др. [7]. Данные биоэлектрической активности головного мозга по динамике слуховых КВП Р300 показали снижение концентрации внимания и кратковременной памяти у всех обследованных больных. В остром периоде ЧМТ у 78 % больных регистрировали тенденцию продления латентности пика (ЛП) Р300 в ответ на определение определенного слухового стимула в сравнении с воз­растной нормой.

В промежуточном периоде ЧМТ наблюдали увеличе­ние амплитуды пика Р300 и уменьшение его латентности на 24%. В отдаленном периоде ЧМТ наблюдали увеличе­ние ЛП Р300 в сравнении с промежуточным периодом, а у 35% больных наблюдали уплощение амплитуды, что указывает на развитие более выраженных нарушений оперативной памяти в виде ее снижения.

Таким образом, объективно подтверждено, что травматизация головного мозга и его последствия приводят к изменениям вызванной биоэлектрической активности в виде снижения проведения импульсов. Наиболее вы­раженные изменения регистрировали в отдаленном периоде ЧМТ. Нами выявлена ассоциация изменений параметров КВП с результатами теста MMSE, данными таблиц МоСа, параметрами долгосрочной и краткосроч­ной памяти, показателями внимания и памяти, которые указывали на когнитивную дисфункцию, наиболее выраженную в отдаленном периоде ЧМТ в сравнении с промежуточным, в котором она проявлялась в легкой степени.

Для лечения больных с ЧМТ используют широкий арсенал медикаментозных средств. Учитывая патогенез развития данной патологии, ведущую неврологическую симптоматику, большое значение имеет применение нейрометаболической терапии, направленной на ре­гуляцию энергетического метаболизма мозга, а также препаратов, влияющих на астенические проявления данного заболевания. Наше внимание привлек ноо- тропный препарат нового поколения — N-карбамоил- метил-4-фенил-2-пирролидон, который выпускает АО «Олайнфарм» (Латвия) под торговым названием Энтроп®. Важной терапевтической особенностью и существен­ными преимуществами Энтропа® перед пирацетамом и другими ноотропами является сочетание ноотроп- ного и психотропного эффектов. Нейробиохимические механизмы реализации эффектов Энтропа® опреде­ляются, прежде всего, стимуляцией метаболических, биоэнергетических и пластических процессов в голов­ном мозге, в т. ч. усилением синтеза белка и фосфоли­пидов, повышением скорости оборота информацион­ных молекул, полимодальным влиянием на широкий диапазон синаптических систем — холинергическую, адренергическую, дофаминергическую, глутаматергическую и, главным образом, ГАМКергическую. Энтроп® проявляет прямое активирующее влияние на интегра­тивную деятельность головного мозга; способствует консолидации памяти; улучшает концентрацию внима­ния и умственную деятельность; облегчает процесс об­учения; повышает устойчивость тканей мозга к гипоксии и токсическим воздействиям; обладает противосудорожным действием и анксиолитической активностью; регулирует процессы активации и торможения ЦНС; улучшает настроение.

Положительные результаты терапии отмечены в субъективной оценке пациентами своего состояния, что, прежде всего, отразилось на положительной ди­намике жалоб в эмоциональной и психологической сферах. Наиболее выраженными эти изменения были у больных, принимавших в курсе терапии препарат Энтроп® (I-я группа). Несмотря на стойкость вегетатив­ных нарушений, с включением в терапию препарата Энтроп® отмечена более выраженная положительная динамика в стабилизации деятельности вегетативной нервной системы у 53% больных I-й группы в конце курса, тогда как во второй группе эти изменения от­метили лишь у 32% больных. Наиболее стойкими были изменения у больных обеих групп в отдаленном периоде ЧМТ.

Анализ показателей шкал опросника SF-36, которые отражают физический компонент здоровья (PF, RP, ВР, GH) и психологический компонент здоровья (МН, RE, SF, VT), при лечении показал, что у пациентов группы, принимающих Энтроп®, имело место более значимое улучшение всех показателей качества жизни, чем у па­циентов II группы (рис. 1, 2).

Так, показатель GH (General Health), отражающий самооценку пациентом своего состояния здоровья в настоящий момент времени и перспективу лечения, сопротивляемости болезни, на 34% был выше у боль­ных, принимающих Энтроп® (I группа), что отражает дальнейшую хорошую перспективу проводимого лечения; показатель PF (Physical Functioning), отража­ющий физическое функционирование (способность выполнять те или иные физические нагрузки в повсед­невной жизни), на 16% был выше у больных I группы, чем у больных II группы; показатель RP (Role Physical), отражающий влияние физического здоровья на ролевое функционирование, т. е. степень, в которой здоровье ограничивает физические нагрузки (работа, физическая деятельность), значительно высший результат (на 39%) показал у больных I группы, в сравнении со II группой; динамика показателей ВР (Bodily Pain), отражающих влияние боли на способность заниматься нормальной деятельностью, включая работу по дому и вне дома, указывает на более выраженное влияние терапии с включением препарата Энтроп® на 31 % в сравнении с показателями II группы.

Динамика показателей шкал опросника SF-36, кото­рые отражают физический компонент здоровья, на фоне терапии ЧМТ в разные периоды (острый, промежуточ­ный, отдаленный) представлена на рис. 1.

На фоне терапии показатель VT (Vitality), отражаю­щий жизнеспособность (ощущение себя полным сил, энергичным или, наоборот, обессиленным), показал более значимый эффект у больных, принимающих эн- троп; социальная активность (SF — Social Functioning), проявляющаяся в удовлетворенности своей социаль­ной деятельностью, степень ограничения ее физи­ческим и эмоциональным состоянием была выше на 27 % у больных I группы в сравнении со II группой; показатель RE (Role Emotional), отражающий влияние эмоционального состояния на ролевое функциониро­вание, показал свое улучшение на 42% у больных, при­нимавших Энтроп®, в сравнении с больными II группы; улучшение показателя МН (Mental Health), отражающего психическое здоровье (настроение, наличие депрессии, тревоги, общий показатель положительных эмоций), показал лучшую динамику у больных I группы на 16 %, чем у больных II группы.

Рис. 1. Динамика показателей, отражающих физический компонент здоровья, в динамике лечения в острый, промежуточный и отдаленный периоды ЧМТ

Динамика показателей шкал опросника SF-36, кото­рые отражают психологический компонент здоровья, на фоне терапии ЧМТ в разные периоды (острый, про­межуточный, отдаленный) представлена на рис. 2.

Рис. 2. Динамика показателей, отражающих психологический компонент здоровья, в динамике лечения в острый, промежуточный и отдаленный периоды ЧМТ

Таким образом, показатели шкал опросника SF-36, характеризующие физический и психологический компо­ненты здоровья, отображали положительную динамику терапии у больных во все периоды ЧМТ. Наилучшие по­казатели были достигнуты у больных I группы в остром и промежуточном периодах ЧМТ, что в дальнейшем будет снижать степень развития астено-вегетативного синдрома и улучшать прогноз заболевания, а значит и качество жизни.

Динамика КВП Р300 на фоне проводимой терапии отражает улучшение биоэлектрических процессов головного мозга. Это свидетельствует об улучшении процессов, связанных с познавательными функциями, прежде всего такими как память, различение, перера­ботка информации, принятие решения, выбор реакции. Эти изменения объективизируют субъективные ощу­щения больных в виде улучшения внимания и памяти, являясь показателем нормализации сложного простран­ственно-временного взаимодействия коры, таламичес­ких и гиппокамповых структур. Результаты исследования КВП (таблица) хорошо согласуются как с динамикой клинических и психометрических показателей у обсле­дованных пациентов всех групп, так и нейропротективными и нейротрофическими свойствами ноотропных препаратов.

По окончании курса терапии у пациентов І группы, получавших Энтроп®, индивидуальные значения ЛП компонента Р300 стали меньше, чем до лечения, и вош­ли в диапазон возрастной нормы. Различия средних по этой группе значений ЛП Р300 до и после терапии оказались статистически достоверными в остром и про­межуточном периодах ЧМТ. У пациентов, вошедших во вторую группу, динамика индивидуальных значений ЛП компонента Р300 в обоих отведениях по окончании курса терапии оказалась слабовыраженной и неодно­значной. Однако, параметры компонентов КВП Р300 го­ловного мозга до нормативных возрастных параметров не восстановились, хотя также имели положительную направленность.

Распределение латентности пика Р300 в различные периоды черепно-мозговой травмы

Таким образом, в результате проведенного курса ноотропной терапии, несмотря на его относительно корот­кую (1 мес.) продолжительность, у 81 % пациентов всех групп отмечена положительная динамика показателей, указывающая на улучшение функционального состояния головного мозга. Эти изменения ассоциировались с улуч­шением клинического состояния больных во все пери­оды ЧМТ, улучшением когнитивных и эмоционально-во­левых показателей различной степени выраженности. Наилучшую динамику и более стойкие положительные изменения качества жизни показали больные I группы, принимавшие ноотроп — Энтроп®, особенно в острый и промежуточный периоды ЧМТ, в сравнении с боль­ными II группы. Это свидетельствует об эффективности применения ноотропных препаратов, особенно Энтропа, для лечения когнитивных нарушений во все периоды ЧМТ, что приводит к улучшению социальной адаптации больных и значит — к улучшению качества жизни.

Список литературы

  1. Черепно-мозговая травма / [Бойко А. В., Костенко Е. В., Батышева Т. Т., Зайцев К. А.] // Consillium Medicum. 2007. Т. 9, № 8. С. 5—10.
  2. Рахова Р. К., Раковлев Н. А. Клинико-психовегетативные и метаболические нарушения у больных с последствиями легкой черепно-мозговой травмы // Нейроиммунология. 2003. Т. 1, № 2. С. 124—125.
  3. Chan K. H., Miller J. D., Dearden M. N. Intracranial blood flow velocity after head injury: relationship to severity of injury, time, neurological Status and outcome // J. Neurol. Neurosurg. Psych. 1992. Vol. 55. P. 787—791.
  4. Clients perspectives on problems many years after trau­matic brain injury / [S. Dean, A. Colantonio, G. Ratcliff, S. Chase] // Psychological Reports. 2000. Vol. 86, № 2. P. 653—58.
  5. Популяционные показатели качества жизни по опроснику SF-36 (результаты многоцентрового исследования качества жизни «МИРАЖ») / [Амирджанова В. Н., Горячев Д. В., Коршунов Н. И. и др.] // Научно-практическая ревматология. 2008. № 1. С. 36—48.
  6. Применение вызванных потенциалов головного мозга для изучения когнитивных функций / [Н. Ю. Васильева, О. И. Жари- нов, Г. С. Столяров и др.] // Український медичний часопис. 2013. № 4 (96). С. 171—175.
  7. Мартынов А. И., Шмырев В. И., Остроумова О. Д. Особенности поражения белого вещества головного мозга у пожилых больных с артериальной гипертензией // Клин. мед. 2000. № 6. С. 11 —15.

 

Hадійшла до редакції 15.03.2017 р.

 

ГРИГОРОВА Ирина Анатольевна, доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедры неврологии № 1 Харьковского на­ционального медицинского университета (ХНМУ), г. Харьков, Украина; e-mail: grygorova_i@ukr.net

ТЕСЛЕНКО Ольга Александровна, кандидат медицинских наук, доцент кафедры неврологии № 1 ХНМУ, г. Харьков, Украина; e-mail: oteslen@gmail.com

НОВАК Алина Сергеевна, заочный аспирант кафедры невроло­гии № 1 ХНМУ, г. Харьков, Украина; e-mail: oteslen@gmail.com

ТИХОНОВА Людмила Владимировна, кандидат медицинских наук, доцент кафедры неврологии № 1 ХНМУ, г. Харьков, Украина; e-mail: grygorova_i@ukr.net

GRYGOROVA Iryna, Doctor of Medical Sciences, Professor, Head of Department of Neurology № 1 of Kharkiv National Medical University (KhNMu), Kharkiv, Ukraine; e-mail: grygorova_i@ukr.net

TESLENKO Olga, MD, PhD, Associate Professor of Department of Neurology № 1 of KhNMU, Kharkiv, Ukraine; e-mail: oteslen@gmail.com NOVAK Alina, Postgraduate Student of Department of Neurology № 1 of KhNMU, Kharkiv, Ukraine; e-mail: oteslen@gmail.com

TYKHONOVA Liudmyla, MD, PhD, Associate Professor of Department of Neurology № 1 of KhNMU, Kharkiv, Ukraine; e-mail: grygorova_i@ukr.net