СРАВНИТЕЛЬНАЯ ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ ПРЕПАРАТА ФЕНКАРОЛ ПРИ АТОПИЧЕСКОМ ДЕРМАТИТЕ У ДЕТЕЙ ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА
С. И. Ильченко, Н. В. Науменко, Н. Л. Пинаева

                                             ЖУРНАЛ КЛІНІЧНА ІМУНОЛОГІЯ. АЛЕРГОЛОГІЯ. ІНФЕКТОЛОГІЯ. № 9–10 (78–79) 2014

 

 

 

С. И. Ильченко, Н. В. Науменко, Н. Л. Пинаева

ГУ «Днепропетровская медицинская академия МЗ Украины», Городской детский аллергологический центр

 

Атопический дерматит (АД) — одна из важных проблем в педиатрии, так как его распростра­ненность неуклонно возрастает; отмечено бо­лее раннее появление первых признаков заболевания у детей на первом году жизни, возросла доля больных с рецидивирующим течением, торпидным к традици­онной терапии [1—4].

Основной симптом АД — зуд. Он появляется первым при обострении заболевания и регрессирует послед­ним, доставляет больному ребенку дискомфорт, нару­шает сон и активную деятельность, снижает качество жизни. Механизм развития зуда — высвобождение ги­стамина из тучных клеток, фиксированных в тканях (в случае АД — в коже). В связи с особенностями пато­генетического механизма заболевания, одним из веду­щих компонентов в лечении таких пациентов является воздействие на медиаторный механизм воспалительной реакции, в частности блокирование на том или ином уровне участия в ней гистамина.

В настоящее время наиболее обсуждаемым вопро­сом является рациональность использования антигистаминных препаратов (АГП) I поколения, обла­дающих выраженным противозудным и седативным действием, в терапии АД. На практике, вследствие того, что зуд у большинства пациентов усиливается в ночное время, эти препараты часто назначают в вечернее время, на ночь. Вместе с тем, было установлено, что даже однократный прием седативных АГП вечером вли­яет на работоспособность, скорость реакции, способ­ность к обучению в течение последующего дня. Вторым недостатком препаратов этой группы является посте­пенное снижение терапевтической активности (свой­ство, называемое тахифилаксией), которое развивается довольно быстро. В-третьих, эти препараты могут вы­зывать слабость, усталость, сухость во рту, несколько реже — мышечную дистонию, задержку мочеиспуска­ния, запор. Иногда, чаще у детей раннего возраста, на­блюдается парадоксальный стимулирующий побочный эффект применения АГП I поколения: бессонница, ги­перрефлексия, повышенная возбудимость, головная боль, тремор. Вместе с тем, тяжелые побочные реак­ции на эту группу препаратов крайне редки, а их проти- возудная активность очевидна, в связи с чем АГП I поколения могут с успехом применяться для купирования зуда у детей с АД [5—7].

Особое место в ряду АГП занимает представитель оригинального класса Н1-антагонистов — хинуклиди новых производных — хифенадин (Фенкарол), кото­рый был специально разработан с целью исключения седативного эффекта. В отличие от других АГП I по­коления Фенкарол обладает высоким сродством к Н1- рецепторам, не оказывает побочного воздействия на сердечно-сосудистую систему и пищеварительный тракт. Важным преимуществом этого препарата явля­ется практически полное отсутствие седативного эф­фекта и других побочных влияний на центральную нервную систему и вегетативные функции.

Противоаллергические свойства Фенкарола шире, чем у АГП I поколения. Это связано с тем, что помимо блокады ^-рецепторов Фенкарол активирует фермент диаминоксидазу (гистаминазу), инактивирующую ги­стамин и, соответственно, снижающую уровень гиста­мина в тканях. Это уникальное свойство обеспечивает дополнительную антиаллергическую активность препа­рата. Следует заметить, что Фенкарол разрешен к при­менению у детей раннего возраста [5, 6].

Основной задачей данного исследования являлась сра­внительная оценка эффективности препарата Фенкарол при лечении АД у детей дошкольного возраста.

Материалы и методы исследования

Обследовано 35 детей с АД в стадии обострения. Средний возраст больных составил 6,4±2,6 года. В ис­следовании участвовали 3 группы: основная (п=15) — получали хифенадин и традиционную терапию, первая группа сравнения (п=10) — дезлоратадин и традицион­ную терапию, вторая группа сравнения (п=10) — цетиризин и традиционную терапию.

Основные критерии включения: дети дошкольного возраста; АД, период обострения. Критерием ис­ключения являлся инфекционно-токсический дер­матит. Дети были рандомизированы по возрасту, тяжести течения и обострения АД. Оценка тяжести симптоматики обострения АД проводилась нами по 3-балльной шкале (0 — симптомы отсутствуют, 1 — выражены слабо, 2 — выражены умеренно, 3 — выра­жены сильно).

Дизайн проводимых исследований у пациентов пред­ставлен в табл. 1.

Критериями эффективности считали: снижение активности дерматита при объективном осмотре кожи, отсутствие свежих очагов воспаления, сни­жение зуда по линейке субъективной интенсивно­сти зуда, нормализация сна. Переносимость препарата оценивалась исследователем по следующей шкале: хорошая, удовлетворительная, неудовлетво­рительная.

Результаты исследования и их обсуждение

Результаты ежедневного анкетирования пациентов и их родителей, заполнения ими дневника самонаблю­дения, а также их контрольных визитов к врачу продемонстрировали, что у пациентов основной группы положительная динамика клинических признаков обо­стрения АД (интенсивность кожного зуда, распространенность и выраженность кожных высыпаний, нару­шение сна) отмечалась в существенно более короткие сроки (р<0,05 и р<0,01) для всех случаев.

В группе детей, получавших Фенкарол, симптоматика регрессировала значительно быстрее, причем к 11-му дню наступала полная ремиссия. У пациентов, кото­рым была назначена терапия лоратадином или цетири- зином, к концу 2-й недели лечения сохранялся выра­женный зуд и к 15-му дню, когда видимых симптомов со стороны кожи почти не наблюдалось, сохранялся зуд выраженностью в 1—2 балла.

Уже через 2,78+0,11 дня после начала приема Фенкарола у пациентов основной группы нами отме­чено существенное снижение выраженности кожного зуда, что наступило у обследованных из групп сра­внения через 3,96+0,13 и 3,78+0,1 дня соответственно (р<0,01; табл. 2). Полностью кожный зуд был купиро­ван у пациентов основной группы также быстрее, чем у обследованных из группы сравнения (через 6,17+0,23 и 13,83+0,29, 13,03+0,75 дня соответственно, при р<0,05). Распространенность и выраженность кож­ных высыпаний значительно уменьшились в основной группе через 3,22+0,15 дня, а в группах сравнения — че­рез 4,96+0,32 и 4,76+0,22 дня соответственно (р<0,01).

Таблица 1. Схема обследования пациентов

Обследование пациентов

До лечения

1-й день

7-й день

10-й день

14-й день

Оценка соответствия пациента критериям включения/исключения

+

+

+

+

 

Назначение лечения

 

+

 

 

 

Общеклиническое обследование

+

+

+

+

+

Лабораторное обследование:

 

 

 

 

 

• общий анализ крови с определением абсолютного количества

 

 

 

 

 

эозинофилов • общий анализ мочи

+

 

 

 

+

• ^Е в сыворотке крови

 

 

 

 

 

• биохимический анализ крови

 

 

 

 

 

Линейка субъективной интенсивности зуда

+

+

+

+

+

Оценка активности АД

+

+

+

+

+

Выявление и регистрация побочных явлений

+

+

+

Оценка эффективности и переносимости

+

+

+

+

+

Наличие свежих скарификатов

+

+

+

+

+

 

Таблица 2. Динамика клинических симптомов (дни) у обследованных пациентов

Симптомы

Основная группа

Г руппа сравнения 1

Г руппа сравнения 2

Улучшение

Исчезновение

Улучшение

Исчезновение

Улучшение

Исчезновение

Интенсивность кожного зуда

2,78±0,11*

6,17±0,23*

3,96±0,13

13,83±0,29

3,78±0,1

13,03±0,75

Распространенность и выраженность кожных высыпаний

3,22±0,15*

9,72±0,36*

4,96±0,19

13,6±0,44

4,76±0,22

12,6±0,41

Нарушение сна

2,39±0,10*

3,52±0,16

3,61±0,13

4,91 ±0,20

3,72±0,11

4,73±0,20

Примечание: *достоверность различий между соответствующими показателями в основной группе и группах сравнения, при p<0,05.

Таблица 3. Динамика лабораторных показателей у обследованных детей на фоне проводимой терапии

Гематологические показатели

Основная группа

Гуппа сравнения 1

Г руппа сравнения 2

До лечения

14-й день терапии

До лечения

14-й день терапии

До лечения

14-й день терапии

Лейкоциты, 10,2

6,5±1,9

6,9±1,7

7,1±1,8

6,5+1,6

6,9+1,6

6,8+2,1

Эозинофилы, %

7,3±2,4

4,7±1,1*

7,7+1,9

3,8+1,9*

6,9+2,7

4,3+1,5*

Эозинофилы, 109

0,61±0,16

0,41±0,11*

0,71 ±0,21

0,49+0,09*

0,69+0,15

0,31+0,19*

IgE, кЕ/л

114,7±19,8

106,7±21,4

108,7+24,5

103,7+23,5

99,8+17,8

109,7+20,8

Примечание:* достоверность различий показателей до лечения и на фоне лечения при p<0,01.

 

Полностью кожные высыпания были купированы у пациентов основной группы также значительно быстрее, чем у обследованных из группы сравнения (через 9,72±0,36 и 13,6±0,44, 12,6±0,41 дня соответ­ственно, при р<0,01). Аналогичным образом у пациентов группы сравнения улучшение и нормализация сна отмечены через 2,39±0,10 и 3,52±0,16, а у обследован­ных в группах сравнения — через 3,61±0,13 и 4,91±0,20 дня соответственно, при р<0,05 для обоих случаев. В 92% случаев (14/15), когда в терапию был включен Фенкарол, родители пациентов оценили эффект как отличный и хороший, в то время как в группах сра­внения этот процент составил только 65% (13/20), раз­личия достоверны, р<0,05. У 66,7% (10 детей), прини­мавших Фенкарол, отмечали значительное улучшение состояния уже на 3-й день, что выражалось в спокой­ном сне и нормальной дневной активности за счет зна­чительного уменьшения выраженности зуда. В груп­пах сравнения динамика клинических изменений была практически одинаковой (р>0,1), а на уменьшения зуда в первые 3 дня заболевания указала только четверть ро­дителей (5/20), р<0,05.

Следует отметить, что снижение уровня как отно­сительного, так и абсолютного количества эозинофи­лов в крови пациентов на фоне терапии отмечалось во всех группах (см. рисунок). В основной группе до ле­чения — 0,61±0,16х109/л, 7,3±2,4%; на 14-й день тера­пии — 0,41±0,11х109/л, 4,7±1,1%, р<0,01. В группе срав­нения 1 до лечения — 0,71±0,21х109/л, 7,7±1,9%; на 14-й день терапии — 0,49+0,09х109/л, 3,8±1,9%, р<0,01. В группе сравнения 2 до лечения — 0,69±0,15х109/л, 6,9±2,7%; на 14-й день терапии — 0,31±0,19х109/л, 4,3±1,5%, р<0,01. Достоверного отличия этих показа­телей между тремя группами не было (табл. 3).

Достоверных изменений уровня ^Е в сыворотке крови детей на фоне терапии не было ни в одной из групп (в основной группе и группах сравнения 1 и 2 до лечения — 114,7+19,8 кЕ/л, 108,7±24,5 кЕ/л и 99,8+17,8 кЕ/л; на фоне терапии — 106,7+21,4 кЕ/л, 103,7+23,5 кЕ/л, 109,7+20,8 кЕ/л соответственно, р>0,01).

Ни у кого из детей не наблюдалось сонливости и дру­гих побочных реакций при приеме Фенкарола, перено­симость препарата оценена нами как хорошая.

Выводы

Таким образом, включение в режим терапии детей с обострением АД препарата Фенкарол по сравнению с референтными препаратами (лоратадин и цетири- зин) позволило в существенно более короткие сроки купировать основные и наиболее мучительные пато­логические симптомы данного заболевания (интен­сивность кожного зуда, распространенность и вы­раженность кожных высыпаний, нарушение сна). Препарат показал себя безопасным средством для лечения данного заболевания у детей дошкольного возраста.

 

Литература

  1. Аллергический ринит, атопический дерматит: образователь­ная программа для педиатров // Педиатрическая фармакология. — 2007. - № 4 (прилож.). - 64 с.
  2. Maintz L. Histamine and histamine intolerance / L . Maintz, N. Novak // Am. J. Clin. Nutr. - 2007; 85: 1185-1196.
  3. Church M.K. Risk of first-generation H1-antihistamines: a GA- 2LEN position paper / M.K. Church, M. Maurer, F.E. Simons // Aller­gy. - 2010; 65: 4: 435-444.
  4. Keller GA. Antihistamines: past answers and present ques­tions / GA. Keller, G.Di Girolamo // Drug. Saf. - 2010; 5: 1: 58-64.
  5. Недельская С.Н. Лечение атопического дерматита в острый период / С.Н. Недельская, Е.Д. Кузнецова, И.В. Солодова // Український журнал дерматології, венерології i косметологи! - 2008; 3: 64-67.
  6. Яшина Л.А. Фенкарол - эффективное противовоспалитель­ное средство при лечении персистирующего аллергического рини­та легкой и средней степени тяжести / ЛА. Яшина, Ю.И. Фещен- ко, В.А.Игнатьева // Астма та алергія. - 2004; 1-2: 41-48.
  7. Белан Э.Б. Профилактика ПНЯ у детей с атопическим дерма­титом // Э.Б. Белан, М.В. Гутов, Л.В. Лабай // РАЖ. - 2006; 4: 49-53.