ЭФФЕКТИВНОСТЬ ФЕНКАРОЛА В ЛЕЧЕНИИ ОБОСТРЕНИЙ ХРОНИЧЕСКОЙ КРАПИВНИЦЫ
С. В. Зайков

                                        ЖУРНАЛ КЛІНІЧНА ІМУНОЛОГІЯ. АЛЕРГОЛОГІЯ. ІНФЕКТОЛОГІЯ. СПЕЦВИПУСК № 2 2014

 

 

 

С. В. Зайков, д.м.н., профессор

кафедра фтизиатрии и пульмонологии Национальная медицинская академия

последипломного образования им. П.Л. Шупика, Б.А. Стремедловский Винницкая городская клиническая

больница № 1

 

Крапивница (КР) представляет собой серьез­ную медицинскую и социальную проблему в связи с высокой распространенностью, от­сутствием до недавнего времени унифицированных подходов к ее диагностике и лечению, большими финансовыми затратами на терапию и реабилита­цию, резким снижением качества жизни пациен­тов [6, 11]. Основными клиническими проявлени­ями КР является появление типичных обратимых зудящих волдырей (уртикарий) розового или крас­ного цвета, похожих на следы ужаления крапивой или комарами.

Обычно кожный зуд определяется как неприят­ное субъективное ощущение, возникающее в ре­зультате стимуляции кожи или слизистых оболо­чек каким-либо раздражителем (пруритогеном) и вызывающее рефлекс расчесывания, трения или сбрасывания раздражителя. При этом зуд кожи со­провождается нанесением повреждений в виде рас­чесов различной степени выраженности, негативно влияет на общее состояние и существенно снижает качество жизни пациентов, вызывая бессонницу, тревожность, депрессию и даже появление суици­дальных мыслей.

Часто зуд возникает в области кожи, свободной от высыпаний, может быть изолированным (без высыпа­ний) и обычно усиливается к вечеру [10, 20]. Волдыри могут возникать на любом участке тела за исключе­нием слизистых оболочек, захватывать большие об­ласти тела, достигать гигантских (до 10 см в диаметре) размеров. Часто КР сопутствует ангионевротический отек (АНО), который сопровождается зудом, распо­лагается асимметрично, может сопровождаться болью и жжением, не характерными для изолированной КР [11, 19].

Клиническая картина КР и АНО может изменяться в зависимости от их локализации. Так, отек области шеи и глотки может приводить к дисфагии и диспноэ, стенки кишечника — к рвоте, диарее, абдоминальному болевому синдрому. У пациентов с КР часто наблюда­ется уртикарный дермографизм, проявляющийся в раз­витии зуда, эритемы и волдыря в месте штрихового раздражения кожи, возникновение волдырей в местах сдавления кожи нательным бельем, ремнем, брасле­тами и пр. У части пациентов развитие КР может со­провождаться появлением признаков анафилаксии (снижение артериального давления, респираторные симптомы и симптомы со стороны пищеварительного тракта, стридор и пр.), что требует оказания им неот­ложной помощи [11, 12].

Общепринятая классификация КР до настоящего времени отсутствует, но на практике она чаще по­дразделяется на аллергическую и неаллергическую. В соответствии с «Официальным заключением про­блемной комиссии по номенклатуре ЕААС1 (2001)», аллергической считается КР, которая опосредована иммунологическими механизмами, а если есть дока­зательства того, что она обусловлена lgЕ-зависимыми механизмами, то используется название «lgЕ-опосредованная КР».

Клиническая классификация КР предполагает ее раз­деление по:

  • длительности заболевания:
  • острая — не более 6 нед;
  • хроническая — более 6 нед;
  • патогенетическим механизмам:
  • иммунологическая, или аллергическая;
  • анафилактоидная, или псевдоаллергическая;
  • физическая;
  • наследственная, другие виды.

КР может быть одним из клинических проявлений различных по патогенезу и прогнозу заболеваний (ал­лергические, аутоиммунные, онкологические, систем­ные, паразитарные и пр.), что определяет сложности ее классификации, диагностики и терапии.

Основными принципами лечения больных КР в насто­ящее время являются:

  • устранение (элиминация) причинных и провоци­рующих факторов;
  • фармакотерапия;
  • лечение основного заболевания;
  • коррекция сопутствующих заболеваний;
  • обучение пациентов.

С целью устранения причинных и провоцирующих фак­торов больные КР в зависимости от ее формы должны соблюдать гипоаллергенную диету с исключением из рациона пищевых продуктов-аллергенов и либераторов гистамина; избегать контакта с другими экзоаллерге­нами; ограничить влияние физических факторов (фи­зическая нагрузка, холод, тепло и пр.); использовать фотозащитные средства; отказаться от ношения тяже­стей, использования ремней, тесной одежды и обуви, купания в холодной воде, употребления холодной еды и напитков и пр. Пациентам с КР необходимо пройти санацию хронических очагов инфекции, дегельмин­тизацию, курс лечения сопутствующих заболеваний, которые могут вызывать обострение КР. При аллер­гической КР может быть эффективна аллерген-специфическая иммунотерапия (АСИТ) причинно-зна­чимыми аллергенами [11—13].

Хотя участие гистамина доказано не при всех фор­мах КР, антигистаминные препараты (АГП) оста­ются главным средством симптоматической терапии и контроля над ее клиническим течением. Связано это с тем, что кожный зуд является наиболее мучитель­ным симптомом при КР различного генеза, а нерв­ные окончания, воспринимающие его, содержат ре­цепторы, чувствительные к гистамину и некоторым другим химическим веществам (например, к серо­тонину). Кроме того, гистамин является важным по­средником аллергического процесса при КР, а АГП обладают противоаллергическим и противовоспали­тельным действием, что также играет важную роль в лечении пациентов с КР [7, 8].

Однако многочисленный опыт применения данной группы лекарственных средств со временем продемон­стрировал недостаточную их эффективность в отноше­нии купирования зуда кожи, что привело к предполо­жению о наличии целого ряда других биологически активных веществ, помимо гистамина, которые могут участвовать в возникновении данного ощущения. К та­ким веществам, как указывалось выше, относится се­ротонин, биологические эффекты которого во многом схожи с гистамином.

В связи с этим в лаборатории академика М.Д. Машковского был синтезирован уникальный класс АГП - хинуклидиновые производные (хифенадин; Фенкарол) и позже — сехифенадин (Гистафен). Кроме того, что данные средства являются эффективными блокато­рами Н1-рецепторов гистамина, они также блокируют

5-НТ1-серотониновые рецепторы, в значительной сте­пени ослабляя действие основных медиаторов кожного зуда — гистамина и серотонина [2, 4]. Уникальность хинуклидиновых производных состоит также в том, что они оказывают и антимедиаторное действие, не только блокируя Н1-рецепторы гистамина и

5-НТ1- рецепторы серотонина, но и уменьшают содержание гистамина в тканях путем ускорения его разрушения диаминооксидазой (гистаминазой), которая расще­пляет до 30% эндогенного (уже образованного) гиста­мина [2, 4].

Все это объясняет высокую эффективность хинуклидиновых производных в лечении больных с кожным зудом, причем даже в тех случаях, когда применение других АГП не дает достаточного жела­емого результата [16, 17]. Кроме того, эффект при их применении наступает достаточно быстро (уже через 40—60 мин после перорального приема), что дает во­зможность сразу оценить динамику симптоматики, а при необходимости — увеличить дозу и откоррек­тировать тактику лечения. Полученный во время ле­чения эффект сохраняется длительно, даже после прекращения приема этого класса лекарственных средств, что выгодно отличает данную группу пре­паратов от других АГП. Особенностью данных пре­паратов является и их высокая безопасность: они не обладают снотворным, М-холинолитическим, кар­диотоксическим (проаритмогенным) действиями, их эффект не уменьшается при длительном приме­нении.

Важным свойством, о котором следует сказать от­дельно, является химическая инертность хинуклидиновых производных, что позволяет использовать их у пациентов с сопутствующей патологией, которые получают другое медикаментозное лечение [2, 4]. Важно, что Фенкарол является препаратом, разре­шенным к широкому применению в педиатрической практике (начиная с 3-летнего возраста), безопас­ность которого доказана более чем 30-летним опытом использования. Фенкарол и Гистафен оказывают не только выраженное противозудное действие продол­жительного характера, но и обладают антиэкссудатив­ным, противовоспалительным действиями, снижают явления лихенизации, везикуляции, эритемы, мокну­тия кожи, которые часто сочетаются с кожным зудом и присутствуют у пациентов с КР и атопическим дерматитом (АД).

Эффективность и безопасность применения Фенкарола в лечении пациентов с КР и АД была проде­монстрирована ранее в ряде клинических исследова­ний. Так, автором работы [9] исследование лечебного действия Фенкарола было проведено среди большого количества пациентов с острой или хронической ре­цидивирующей КР легкого и среднетяжелого тече­ния, которые находились на амбулаторном лечении и в связи с рецидивами болезни неоднократно при­нимали АГП. При острой КР и АНО Фенкарол назна­чали по 50 мг 3 раза в сутки на фоне гипоаллергенной диеты. Через 2—3 дня после начала лечения у боль­ных исчезали кожные проявления без последующих рецидивов (наблюдения в течение нескольких меся­цев). У больных хронической КР проявления болезни купировались приемом 2—3 таблеток в течение не­скольких суток, но после отмены препарата вновь воз­никали обострения болезни. Многие пациенты этой группы отмечали лучшую переносимость и большую эффективность Фенкарола по сравнению с другими АГП, особенно I поколения (диазолин, тавегил, супрастин), а также возможность применения неболь­ших доз (1—2 таблеток по 25 мг в сутки) для поддер­жания ремиссии заболевания [9].

Эффективность и безопасность Фенкарола также была изучена у пациентов с хронической рециди­вирующей КР и АД, проходивших лечение на базе отделения иммунопатологии у взрослых ГНЦ РФ Института иммунологии МЗ РФ [19]. Отбор пациентов авторами осуществлялся методом случайной выборки согласно современным критериям диагнос­тики указанных состояний и в соответствии с российскими и международными согласительными до­кументами. Фенкарол назначали по 25 мг 3 раза в сутки в течение 30 дней в комплексе с симптома­тической терапией по поводу сопутствующей пато­логии (при хронической КР) и с базовой терапией АД (топическими глюкокортикостероидными пре­паратами). Оценка состояния пациентов (с учетом симптомов и жалоб) проводилась на исходном ви­зите (визит 1), на 10-й день (визит 2), 20-й день (ви­зит 3) и 30-й день (визит 4). Все 30 больных, включен­ных в исследование, получили полный 30-дневный курс лечения.

На 10-й день лечения хороший терапевтический эф­фект отмечен у 7 больных хронической КР, а у 11 па­циентов с АД наблюдали уменьшение кожного зуда и числа высыпаний на коже, улучшился сон по срав­нению с исходным состоянием. Одновременно с этим значительно снизилась и выраженность симптомов со­путствующего риноконъюнктивита. На 20-й день лече­ния хороший эффект был получен у 9 больных хрони­ческой КР и у 13 пациентов с АД, отсутствовал эффект терапии лишь у одной пациентки с КР. У остальных больных лечебное действие Фенкарола оценено как удовлетворительное. К 30-му дню лечения у 3 пациен­тов удалось достигнуть полного исчезновения призна­ков КР. Отрицательный эффект терапии по-прежнему был у той же пациентки.

Таким образом, у 11 (73,8%) больных хронической КР был получен отличный или хороший результат, у 13 (86,7%) больных АД — хороший и у 3 пациентов с хронической КР и 2 пациентов с АД — удовлетворитель­ный. Очень слабое седативное действие, не требовав­шее отмены препарата, наблюдалось только у 2 (6,6%) пациентов. Все пациенты отмечали хорошую перено­симость Фенкарола. На основании этих данных авто­ром было сделано заключение о том, что Фенкарол является эффективным АГП в комплексном лечении больных хронической КР и АД, препарат безопасен и хорошо переносится пациентами. Помимо уменьше­ния кожного зуда и высыпаний у больных с АД он спо­собен эффективно снижать выраженность симптомов риноконъюнктивита, обусловленного бытовой сенси­билизацией [19].

Высокая противозудная активность Фенкарола при лечении АД в острый период у детей без развития у них седативного и снотворного эффекта продемон­стрирована С.Н. Недельской и соавт. [15]. Под их на­блюдением находились 42 ребенка с АД в стадии обо­стрения. Средний возраст пациентов составил 10±2,6 года. Все пациенты были разделены на 2 группы: 1-я (основная), в которую вошли 24 ребенка, получала традиционную терапию+Фенкарол в возрастной до­зировке, и 2-я (сравнения), включающая 18 детей, ко­торых лечили помимо традиционных средств добавле­нием клемастина в возрастной дозировке. Дети были рандомизированы по полу, возрасту, тяжести тече­ния и обострения АД. Степень тяжести обострения и динамика клинической картины в процессе лечения оценивалась по индексу шкалы SCORAD (Scoring of atopic dermatitis). Выраженность зуда оценивали от­дельно по субъективной 10-балльной шкале (ребенка просили отметить на линейке выраженность данного симптома).

Проведенное исследования показало, что регрес­сирование симптоматики заболевания происходило значительно быстрее в группе детей, получавших Фенкарол, причем к 16-му дню в основной группе наступала полная ремиссия, в то время как в группе сравнения сохранялся зуд выраженностью в 4 балла. В группе пациентов, которые принимали Фенкарол, 96% детей оценили эффект как отличный и хороший, что достоверно (р<0,05) отличалось от результатов лечения с применением клемастина, где аналогич­ный результат был достигнут только в 67% случаев. Значительное улучшение своего состояния уже на 3-й день после начала приема Фенкарола отметили 54,1% детей, что проявлялось в нормальной дневной актив­ности за счет значительного уменьшения зуда и в спо­койном сне. На фоне приема клемастина подобный эффект отмечался только у 17% детей (р<0,05). Ни у кого из детей, получавших Фенкарол, не отмечалось сонливости и других побочных реакций. Таким обра­зом, исследователи пришли к выводу, что Фенкарол является эффективным и безопасным АГП в комп­лексном лечении детей с АД, приводящим к клини­ческой ремиссии уже через 2 нед от начала приме­нения [15].

Уменьшение клинических проявлений аллергиче­ской симптоматики при аллергодерматозах (АД, КР, АНО) наблюдалось у 21 ребенка (в возрасте от 2 до 17 лет) в результате применения Фенкарола в стандарт­ной возрастной дозировке [5]. В зависимости от тяже­сти состояния Фенкарол принимали в течение 10—20 дней, что приводило к снижению интенсивности зуда, гиперемии, высыпаний и, соответственно, к улучше­нию сна и качества жизни детей с аллергодермато­зами. При необходимости поддерживающую терапию после достижения клинического эффекта продолжали до 1—2 мес.

Большинство пациентов отметили быстрое начало действия Фенкарола: у 35% детей уменьшение выра­женности симптоматики происходило в течение 1-х суток, у 63% — на 2-3-й день терапии. Стойкий те­рапевтический эффект сохранялся на протяжении всего периода лечения, а также после отмены терапии. Параллельно с уменьшением клинических проявлений отмечали улучшение лабораторных показателей крови: снижение уровня эозинофилии и уровня общего IgE (который определяли при помощи иммунофермент­ного анализа; ИФА) в сыворотке крови. Препарат хо­рошо переносился, в том числе и при длительном при­менении. Из побочных эффектов — незначительную сухость слизистых оболочек полости рта, носа и горла отметили только несколько детей, однако это не потре­бовало отмены препарата; других побочных эффектов не наблюдалось.

Таким образом, лечение препаратом Фенкарол де­тей с аллергодерматозами показало его высокую эф­фективность и безопасность, быструю динамику клинической симптоматики, нормализацию лабо­раторных показателей крови, свидетельствовавших в пользу снижения интенсивности аллергического воспаления. Автор особо отметила отсутствие эффекта тахифилаксии при длительном применении препарата (1—2 мес), что очень важно в педиатрической прак­тике [5].

Сходные результаты были получены А.В. Зубаренко и соавт. [12, 14] при лечении КР и АД у 50 детей в воз­расте от 3 до 15 лет. Целью их исследования стало изучение клинической эффективности и профиля безопасности препарата Фенкарол в лечении аллер­годерматозов у детей. Все обследованные дети были разделены на 2 репрезентативные группы: 30 пациен­тов составили основную группу и 20 детей — группу сравнения. Детям основной группы в комплексе с ба­зисной терапией назначался препарат Фенкарол в тече­ние 7—10 дней в возрастной дозировке: от 3 до 12 лет — 10 мг 2—3 раза в сутки, от 12 до 15 лет — 25 мг 2—3 раза в сутки. Пациенты группы сравнения получали тради­ционную базисную терапию (гипоаллергенная диета, элиминационный режим, мембраностабилизаторы, то­пические стероиды), а также АГП I поколения (диазолин, тавегил, супрастин).

Динамика клинических данных основной группы и группы сравнения характеризовалась уменьшением зуда, значительным уменьшением вновь возникших волдырей уже через 1,5 ч после приема АГП. В группе детей, получавших Фенкарол, отмечалось более ди­намичное исчезновение локального отека кожи и слизистых оболочек. Полное исчезновение уртикарных высыпаний отмечалось в основной группе в среднем на двое суток раньше, чем в группе сравне­ния: на 6-7-е сутки и на 8-9-е сутки соответственно. Клинической динамике соответствовало достоверное снижение уровня эозинофилии крови. Кроме того, установлено, что у пациентов основной группы отме­чалось более выраженное улучшение сна, повседне­вной активности и самочувствия вследствие умень­шения зуда (66,7+8,6% против 35,0+10,6%; р<0,05). Важно также отметить, что повышенной сонливости, заторможенности, нарушения когнитивных функ­ций в группе детей, принимавших Фенкарол, не на­блюдалось.

Через 6 нед у пациентов основной группы со­хранялось статистически значимое уменьшение зуда по сравнению с группой сравнения (р<0,05), что указывало на стойкость терапевтического эф­фекта препарата. У больных с АД под влиянием терапии Фенкаролом наблюдалась более быстрая динамика клинической симптоматики и субъек­тивных ощущений кожного зуда (от 8,5 до 1 балла в основной группе и до 2,1 балла в группе сравнения; р<0,001). Величина индекса SCORAD к окончанию лечения составила (24,2±2,3) в основной группе и (30,2±4,3) — в группе сравнения (при исходном значении 52,4±3,9). Качество сна к концу терапии у детей основной группы было достоверно лучше, чем в группе сравнения (р<0,001). В ходе прове­дения терапии все пациенты хорошо переносили прием Фенкарола, атропиноподобные эффекты не регистрировались, проявлений признаков бронхиальной обструкции не отмечалось. Клинически и электрокардиографически не установлено нару­шений со стороны сердечно-сосудистой системы. Таким образом, проведенные клинические наблю­дения свидетельствуют о высокой эффективности препарата Фенкарол в схемах лечения аллергодер­матозов у детей.

Все вышеуказанное свидетельствует в пользу того, что Фенкарол обладает выраженным антиаллергиче­ским, противовоспалительным, противозудным дей­ствием и является более предпочтительным по срав­нению с АГП I поколения при лечении взрослых и детей с КР и АД. В связи с этим авторами работ [1, 3, 5, 12, 14—19] Фенкарол был рекомендован в каче­стве препарата выбора в лечении пациентов с аллер­гическими дерматозами и прочими кожными заболе­ваниями, сопровождающимися выраженным кожным зудом.

Собственный опыт применения препарата Фенкарол в лечении пациентов с обострением хронической КР

Нами была изучена эффективность и безопас­ность применения препарата Фенкарол у пациентов с хронической КР в сравнении с референтным АГП. Исследование было открытым проспективным сра­внительным. В основную группу вошли 25 пациен­тов обоего пола (10 мужчин и 15 женщин), которым был назначен препарат Фенкарол по 25 мг внутрь 3 раза в сутки. К группе сравнения были отнесены также 25 пациентов (9 мужчин и 16 женщин), полу­чавших референтный АГП (левоцетиризин) в дозе 5 мг 1 раз в сутки. Средний возраст обследованных со­ставил 32,09+5,17 и 35,30+4,84 года соответственно. Сопоставляемые группы статистически (р>0,05 для всех случаев) не отличались между собой по полу, воз­расту, тяжести заболевания и характеру проводимой терапии.

При первичном обращении за медицинской по­мощью обследуемым обеих групп был назначен тот или иной АГП. Назначение Фенкарола пациентам основной группы было обусловлено не только за­дачами нашего исследования, но также и тем, что наличие у Фенкарола дополнительных (антисе- ротониновое и гистаминоразрушающее действие) эффектов, по данным вышеприведенных исследо­ваний, способно быстро и эффективно устранять наиболее мучительный для пациентов симптом КР — кожный зуд.

Оценка симптомов КР (интенсивность кожного зуда, наличие высыпаний на коже, их распростра­ненность и выраженность, нарушение сна в баллах), а также развития возможных побочных эффектов тера­пии проводилась нами в течение 30 дней при помощи ежедневного анкетирования пациентов, заполне­ния ими дневника самонаблюдения, а также во время их контрольных визитов к врачу. Тридцатидневный курс терапии пациентов с обострением хронической КР был обусловлен тем, что для данного заболева­ния характерно рецидивирующее течение, а реци­дивы данной патологии чаще могут наблюдаться по­сле краткосрочных курсов терапии и отмены АГП. Все обследуемые прошли собеседование и подписали лист информированного согласия на участие в исследова­нии, женщины были опрошены на предмет возмож­ной беременности.

Критерии включения:

  • клинические симптомы КР (уртикарные высыпа­ния, сопровождающиеся кожным зудом, наруше­нием сна, общего состояния, психологического статуса, утомляемость, снижение дневной актив­ности);
  • длительность заболевания более 6 мес;
  • возраст от 19 до 50 лет;
  • отсутствие тяжелого течения КР;
  • информированное согласие пациентов на участие в исследовании;
  • отсутствие тяжелых сопутствующих заболеваний печени, почек, сердечно-сосудистой и дыхатель­ной систем, хронического алкоголизма, наркома­нии, аутоиммунных заболеваний, ВИЧ/СПИДа, а также беременности и лактации.

Критерии исключения:

  • прием топических и системных глюкокортикосте­роидов;
  • прием иммуностимулирующих средств и иммуно­депрессантов;
  • прием других АГП;
  • неспособность пациента выполнять врачебные назначения;
  • нежелание пациента принимать участие в иссле­довании;
  • одновременное участие пациента в другом клини­ческом исследовании;
  • возраст до 19 и старше 50 лет;
  • необходимость в назначении нерекомендованных методов лечения.

Оценка тяжести симптоматики обострения КР про­водилась нами по 3-балльной шкале (0 — симптомы от­сутствуют, 1 — симптомы выражены слабо, 2 — симп­томы выражены умеренно, 3 — симптомы выражены сильно). Как мы указывали выше, степень выраженно­сти симптоматики КР в обеих группах пациентов была сравнимой (р>0,05 для всех случаев). Так, чаще всего у них выявлялись симптомы, выраженность которых можно было оценить в 2 или 3 балла, что указывало на наличие у всех обследованных признаков обострения КР. Балльная оценка выраженности основных симп­томов КР приведена в табл. 1.

Все пациенты, принимавшие участие в исследова­нии, были проинструктированы относительно при­менения препаратов и необходимости проведения самостоятельной оценки самочувствия. Она проводи­лась при помощи ежедневного опроса (анкетирования) пациентов, заполнения ими дневника самонаблюде­ния, а также во время их контрольных визитов. В те­чение исследования учитывались выраженность жа­лоб и симптомов КР на исходном визите (визит 1), на 10-й (визит 2), 20-й (визит 3) и 30-й день (визит 4). При этом врач-исследователь детально изучал данные дне­вника самонаблюдения пациента, оценивал выражен­ность клинических симптомов и побочные эффекты терапии, определяя их возможную связь с приемом Фенкарола или референтного препарата. При этом все полученные в процессе обследования пациента данные сопоставлялись между собой, а полученные результаты фиксировались в амбулаторной карте больного.

Динамика основных симптомов КР в процессе тера­пии у пациентов основной группы и группы сравнения представлена в табл. 2.

 

Результаты ежедневного анкетирования пациентов, заполнения ими дневника самонаблюдения, а также их контрольных визитов к врачу продемонстриро­вали, что у пациентов основной группы положитель­ная динамика клинических признаков обострения КР (интенсивность кожного зуда, распространен­ность и выраженность кожных высыпаний, наруше­ние сна) отмечалась в существенно более короткие сроки (р<0,05 и р<0,01 для всех случаев). Так, уже через 2,78+0,11 дня после начала приема Фенкарола у пациентов основной группы нами отмечено суще­ственное снижение выраженности кожного зуда, что наступило у обследованных из группы сравнения че­рез 3,96+0,13 дня (р<0,01). Полностью кожный зуд был купирован у пациентов основной группы также быстрее, чем у обследованных из группы сравнения (через 9,17+0,23 и 10,83+0,29 дня соответственно, при р<0,05).

Распространенность и выраженность кожных высыпаний значительно уменьшились в основной группе через 3,22+0,15 дня, а в группе сравнения — че­рез 4,96+0,19 дня (р<0,01). Полностью кожные высыпа­ния исчезли у пациентов основной группы также зна­чительно быстрее, чем у обследованных из группы сравнения (через 9,72+0,36 и 13,6+0,44 дня соответ­ственно, при р<0,01). Аналогичным образом у пациен­тов группы сравнения улучшение и нормализация сна отмечены через 2,39+0,10 и 3,52+0,16, а у обследован­ных в группе сравнения — через 3,61+0,13 и 4,91+0,20 дня соответственно, при р<0,05 для обоих случаев.

Следовательно, включение в режим терапии па­циентов с обострением хронической КР препарата Фенкарол по сравнению с референтным препаратом (левоцетиризин) позволило в существенно более ко­роткие сроки купировать основные и наиболее мучи­тельные (интенсивность кожного зуда, распространен­ность и выраженность кожных высыпаний, нарушение сна) патологические симптомы данного заболевания.

Кроме эффективности нами также была изучена бе­зопасность применения Фенкарола и референтного препарата у 50 пациентов с обострением хронической КР. В нашем случае побочные реакции были отмечены у 1 из 25 (4,0%) пациентов основной группы и также у 1 из 25 (4,0%) обследованных из группы сравнения. В первом случае это был слабый седативный эффект, а во втором — сухость во рту, тошнота и расстройства стула. В обоих случаях отмены препаратов и проведе­ния дополнительных медицинских мероприятий не потребовалось. В дальнейшем все пациенты продол­жили применение терапии и не отказались от участия в исследовании.

В заключение следует еще раз отметить, что КР ос­тается частой и нередко трудно решаемой мультидис­циплинарной проблемой. Лечение пациентов с КР требует комплексного и индивидуального подхода. Существенными преимуществами среди АГП в ле­чении КР, сопровождающихся интенсивным кож­ным зудом и уртикарными высыпаниями, обладают средства не только с антигистаминным, но и антисеротониновым действием, а также способные допол­нительно разрушать эндогенный гистамин. Именно к таким препаратам и относится Фенкарол, что позволяет широко использовать его для лечения пациен­тов различных возрастных групп.

Литература

  1. Антоньев, АА Фенкарол в лечении кожных заболеваний [Текст] / А.А. Антоньев, Л.К. Горяйнов, С.Н. Попова // Патогенез, клиника и лечение некоторых дерматозов. — Свердловск-Горький. — 1977. - Вып. 13. - С. 56-61.
  2. Белан, Э.Б. Антигистаминные производные хинуклидинов [Текст] / Э.Б. Белан, М.В. Гутов // Клиническая дерматология и венерология. — 2010. — № 5. — С. 1 -7.
  3. Белан, Э.Б. Профилактика нежелательных поствакцинальных явлений у детей с атопическим дерматитом [Текст] / Э.Б. Белан, М.В. Іутов, Л.В. Лабай // Российский аллергологический журнал. - 2006. - № 4. - С. 1 -4.
  4. Влияние антигистаминного препарата фенкарол и других хинуклидинлкарбинолов на активность тканевых аминооксидаз [Текст] / ЭА. Бауманис, В.З. Горкин, И.Э. Калниня [и др.] // Фармакол. и токсикол. - 1980. - № 1. - С. 36-40.
  5. Головин, Р.Р. Досвід використання препарату фенкарол при алергічній патології у дітей [Текст] / Р.Р. Головин // Укр. мед. часопис. - 2009. - № 3 (71). - У/УІ. - С. 48-50.
  6. Господарський, І.Я. Порівняльна ефективність застосування антигістамінних засобів у пацієнтів з ^Е-залежною кропів’ян- кою [Текст] / І.Я. Господарський, І.П. Мельничук, Х.О. Господарська // Український терапевтичний журнал. - 2013. - № 4. - С. 107-111.
  7. Гущин, И.С. Аллергическое воспаление и его фармако­логический контроль [Текст] / И.С. Гущин. - М.: Фармарус Принт. - 1998. - 252 с.
  8. Гущин, И.С. Потенциал противоаллергической активности и клиническая эффективность Н1-антагонистов [Текст] / И.С. Гущин // Аллергология. - 2003. - № 1. - С. 37-44.
  9. Гущин, И.С. Фенкарол антигистаминный препарат. Значение в современной клинической практике и рекомендации по применению [Текст] / И.С. Гущин, М.Э. Каминка // Москва. - 2009. - 32 с.
  10. Зайков, С.В. Дифференциальная диагностика и лечение кожного зуда [Текст] / С.В. Зайков // Здоров’я України. - 2014. - № 1 (25), лютий. - С. 46-47.
  11. Зайков, С.В. Острая крапивница и отек Квинке: клиника, диагностика, неотложная помощь [Текст] / С.В. Зайков // Здоров’я України. - 2010. - № 4, грудень. - С. 40-41.
  12. Зубаренко, А.В. Лечение аллергодерматозов в педиатрической практике [Текст] / А.В. Зубаренко, Т.В. Стоева, Л.В. Решетило // Материалы IV Юбилейной международной конференции АО «Оіаіп- farm». - Латвия, Рига. - 12 октября 2012. - С. 42-46.
  13. Кузнецова, Л.В. Опыт применения антигистаминных препаратов в лечении различных видов аллергии / Л.В. Кузнецова // Ліки. - 2003. - № 3 -4. - С. 1 -7.
  14. Лечение аллергодерматозов в педиатрической практике в регионе Северного Причерноморья с применением антигистаминного препарата фенкарол [Текст] / А.В. Зубаренко, О.А. Портнова, В.В. Скрипник [и др.] // Вісник морської медицини. - 2009. - № 1. - С. 41-44.
  15. Лечение атопического дерматита в острый период [Текст] / С.Н. Недельская, Е.Д. Кузнецова, И.В. Солодова [и др.] // Український журнал дерматології, венерології і косметології. - 2008. - № 3. - С. 34-37.
  16. Лусс, Л.В. Антигистаминные препараты - производные хинуклидина при аллергических заболеваниях. В чем преимущество? [Текст] / Л.В. Лусс, Н.В. Шартанова // Терапевтический архив. - 2013. - № 1. - С. 1 -4.
  17. Лусс, Л.В. Выбор антигистаминных препаратов в лечении аллергических и псевдоаллергических реакций [Текст] / Л.В. Лусс // Астма та алергія. - 2010. - № 1 -2. - С. 1 -7.
  18. Опыт применения нового отечественного противогиста­минного препарата - фенкарола - в дерматологии [Текст] / К.К. Борисенко, Ю.С. Бутов, Н.Г. Короткий [и др.] // Вестник дерматологии и венерологии. - 1977. - № 4. - С. 72-75.
  19. Феденко, Е.С. Фенкарол в комплексной терапии атопического дерматита и хронической крапивницы [Текст] / Е.С. Феденко // Аллергия, астма и клиническая иммунология. - 2003. - № 6. - С. 10-12.
  20. Чебуркин, АА. Зуд: симптом, синдром, болезнь [Текст] / А.А. Чебуркин // Аллергология и иммунология в педиатрии. - 2006. - № 2 -3. - С. 26-33.